Ольга Шилак / Фото: Марина Серебрякова и предоставлено пиар-менеджером группы /

«Мы все-таки в андеграунде, особо нигде не мелькаем, только в интернете», — скромничают музыканты из, пожалуй, главной на данный момент белорусской рок-группы Nizkiz. За плечами ребят из Могилева солд-ауты в столичных Re: public и Prime Hall, выступления на фестивалях от польского «Басовішча» и белорусского «Рок за Бобров» до украинского Atlas Weekend. Их клипы собирают под миллион просмотров на YouTube, а странички в соцсетях — десятки тысяч подписчиков. На очереди — концерт в столичном Falcon Club 15 февраля. AFISHA TUT.BY поговорила с музыкантами об ошибках молодых групп, о том, как делать актуальной гитарную музыку во времена процветания рэпа и что такое синдром провинциальности.

«Когда выпустили дебютный альбом, ожидали, что будет бомба. Но ничего не произошло»

С музыкантами из группы Nizkiz мы встречаемся в одном из столичных кафе. Ребят четверо: Александр Ильин (вокал, тексты песен), Леонид Нестерук (гитара), Сергей Кульша (бас-гитара) и Дмитрий Холявкин (барабаны). Их график — отличный кейс для книг по тайм-менеджменту. Они только вернулись с выступления в Москве, на очереди — несколько интервью, еще один концерт в Минске, а затем нужно вернуться домой, в Могилев. Собственно, там, в белорусской рок-столице, и началась история группы. Первые выступления прошли в 2008 году, но, как признаются ребята, набирать обороты они начали только в 2012-м.

Александр: В 2008 г. у нас вышел всего один сингл, был другой состав. И до 2012 года дали только два концерта. Затем подавались на крупный фестиваль и решили, что будет круто указать, что нам уже четыре года, мол, опытный коллектив.

Фото: Марина Серебрякова, TUT.BY
Сергей Кульша, бас-гитарист (слева) и Александр Ильин, вокалист и автор текстов песен (справа)

Речь идет о фестивале Rock Smena, организованный группой Lumen и компанией Sennheiser. Именно победу в нем музыканты называют поворотным этапом в своей карьере. Тогда компания Sennheiser вручила за победу белорусам кучу оборудования, о парнях очень лестно отзывались музыканты Lumen. Могилевчане поняли: что-то из себя они да представляют. Но до этого момента все было по-другому.

Александр: Как у любой молодой группы, у нас были ошибки. Мы выпустили в 2012 году дебютный альбом, естественно ожидали, что будет бомба: интервью, мировые туры. Но ничего этого не произошло. Ведь чтобы альбом выстрелил, нужно его, во-первых, хорошо играть, во-вторых, активно продвигать. Вот и начали работать: по четыре-пять раз в неделю репетировали. Подавались на всевозможные фестивали в Украине, России. Ездили на свои деньги и всегда на 150% в минус. Каждая поездка — минус 400 баксов. Были этапы, когда думали: надо расходиться. Но фестиваль Rock Smena все изменил.

«Как рассуждают зрители: наши делают не очень, а те, из-за бугра, — хорошо»

Со временем Nizkiz стали ездить в соседние страны не только на фестивали, но и на свои сольные концерты. К примеру, в Москве и Питере они выступают два раза в год. Говорят, можно хоть каждую неделю — но публика устанет. А вот если давать фанатам перерыв, они с большей охотой придут на выступление.

Александр: Наши знакомые из группы IOWA рассказывали, что когда приезжали в города, где по пять-семь лет не было их концертов, люди на них валом шли. Сейчас мы думаем о том, чтобы дать концерты и в других городах России, а не только в столицах. Ведь там городов-миллионников больше, чем в США. Например Екатеринбург или Нижний Новгород.

Фото: Евгений Ерчак. Снимок предоставлен пиар-менеджером группы Nizkiz
Фото: Евгений Ерчак. Снимок предоставлен пиар-менеджером группы Nizkiz

История знает не один пример, когда белорусские исполнители сперва становились популярными в России, и только потом о них узнавал массовый белорусский зритель. У музыкантов из Nizkiz есть объяснение этому феномену.

Александр: Можно назвать это синдромом провинциальности. Как рассуждают зрители: наши делают не очень, а те, из-за бугра, — хорошо. Поэтому они готовы отдавать по 50 рублей за концерт приезжей группы, даже если она по качеству на голову хуже белорусской, которая стоит 20 рублей. Сейчас эта тенденция идет на спад. В какой-то степени мы тоже на это влияем, доказывая, что в Беларуси есть нормальная музыка. И не только мы: «Петля пристрастия», Akute. Пальцев рук не хватит, чтобы всех перечислить.

А вот активно покорять Европу, как, например, сейчас поступает популярная на Западе белорусская группа «Молчат дома», ребята из Nizkiz пока не планируют.

Александр: Мы выступали в Европе. По ощущениям и рассказам знакомых оттуда, европейской публике больше интересна фолк- и этномузыка, что-то узкожанровое. Мы считаем, что нужно не распыляться, а сосредоточиться на одном. И у нас не такая музыка, как у «Молчат дома», чтобы мы могли приехать туда и с успехом петь на русском. Пост-рок сейчас на волне, потому что все циклично. Посмотрите, 70% пост-рока играется так, как в свое время играл Цой.

Фото: Евгений Ерчак. Снимок предоставлен пиар-менеджером группы Nizkiz
Фото: Евгений Ерчак. Снимок предоставлен пиар-менеджером группы Nizkiz

Дмитрий: Нам кажется, что лучше сперва завоевать популярность в Украине и России, а уже потом пытаться ехать в Европу. Те же ЛСП пока ограничиваются только Прибалтикой, хотя рэп-музыка сейчас на волне. Потому что понимают, что в той же Германии их особо не ждут.

Говоря о музыке на русском языке, нельзя не упомянуть и белорусскоязычные песни, которые есть во всех альбомах Nizkiz. Парни рассказывают, что, на удивление, даже на концертах в российских городах поклонники поют их хором.

Александр: Я на каждом концерте спрашиваю, кто из Беларуси или с ней связан. Из 500 человек отзывается максимум человек 20. Но песни на белорусском при этом поют все. Я первое время был шокирован, несколько раз чуть не прослезился.

«Кто-то через 10 лет становится известным, кто-то вообще никогда»

С момента старта и до того, как группа Nizkiz стала собирать внушительные площадки, прошло немало времени. Такого молниеносного взлета, как у исполнителя из Минска Тимы Белорусских, у парней из Могилева не было. Успех молодого певца участники группы объясняют просто: он появился в нужное время, как в свое время группа «Руки вверх».

Александр: У аудитории был запрос на возвращение в 90-е. А тут появился свежий, молодой мальчуган, который поет о том, что близко миллионам подростков. Плюс очень грамотная работа промоутеров. К нему и его команде я хорошо отношусь.

Интересуемся: если бы музыканты начинали свой путь сейчас, во времена более развитого интернета, бума соцсетей, получилось ли бы у них добиться популярности быстрей? Ребята считают, что совсем не факт.

Дмитрий: Кто-то через 10 лет становится известным, кто-то вообще никогда. Но с сегодняшними мозгами, опытом понимаешь, как правильно действовать. Но вы правы, за 10 лет произошел большой скачок в плане развития технологий, и сейчас важно быстро во всем разбираться и использовать. Мы отслеживаем аудиторию, вкладываемся в таргетинг в соцсетях, чтобы афишу концерта увидели те, кому это может быть интересно.

Фото: Марина Серебрякова, TUT.BY
Леонид Нестерук, гитарист (слева) и Дмитрий Холявкин, барабанщик (справа)

Несмотря на то, что в последние годы группа на слуху, о популярности ребята говорят больше с иронией. Мол, их и раньше узнавали… одноклассники в Могилеве.

Александр: Момент, чтоб прям я почувствовал популярность, еще не настал. С трудом представляю, как это должно произойти. Выхожу из квартиры, а там люди с плакатами? Это не то. Вот если в городе, где раньше на концерт собирались 3 человека, сейчас 25 тысяч — тогда понятно, какой путь мы прошли и чего достигли. Но это не происходит молниеносно.

Музыканты говорят, что никаких космических сумм они сейчас не получают. А 90% того, что зарабатывают, вкладывают в развитие группы. По-другому — никак.

Дмитрий: Поделить все и профукать — это ошибка многих. Это история про приоритеты. После выхода альбома Mutter группа Rammstein была на пике популярности с гонорарами в миллион евро. И тем не менее после тура оставались с нулем в кармане, потому что все деньги вкладывали в шоу, пиротехнику. Поэтому стараемся, чтобы хватало, но чем больше ты получаешь, тем больше нужно вкладываться.

«Мы посмотрели шоу Монатика и поняли, чего нам все это время не хватало. Оказывается, танцев»

Музыканты вообще производят впечатление очень рассудительных людей. Говорят, что от 70% предложений выступить на корпоратах в декабре — начале января они отказались. Из-за того, что важна атмосфера, которая будет на мероприятии: выступать ради денег им не очень интересно. В разгар праздников появилась информация, что сумма гонорара могилевских рокеров за одно выступление на корпорате колеблется в районе трех тысяч долларов. Уточняем, близка ли сумма к правде.

Дмитрий: Да, но все зависит от того, где ты выступаешь, сколько по времени, поэтому она может быть больше или меньше. Если нам интересно, можем и бесплатно выступить.

Фото: Евгений Ерчак. Снимок предоставлен пиар-менеджером группы Nizkiz
Фото: Евгений Ерчак. Снимок предоставлен пиар-менеджером группы Nizkiz

Когда речь заходит о сравнении с другими группами, музыканты кивают, мол, периодически приходится слышать и про «Би-2», и про «Океан Ельзи». Но к этому они относятся спокойно — «не самое плохое сравнение».

Александр: Людям всегда нужен ориентир. Я был в Таиланде и пробовал крокодила. Первая мысль — похоже на курицу по вкусу. То есть у тебя не может сформироваться идея, что это крокодил, нужно найти объяснение, на что это похоже.

В то же время ребята ходят на концерты других исполнителей, чтобы «подмечать тенденции».

Александр: Мы посмотрели шоу Монатика и поняли, чего нам все это время не хватало. Оказывается, танцев. Нужно понимать, что есть разница в бюджетах. Если артист способен собрать на свое выступление 50 тысяч человек, значит, там и бюджеты другие. А если речь идет о 500 зрителях, вкладывать в шоу 20 тысяч долларов бессмысленно. Мы пообщались с ребятами из группы The Hardkiss, на чьем концерте были, и сошлись во мнении, что зачастую вопрос стоит не в цене шоу, а в креативе людей, которые его делают. Можно за относительно небольшие деньги делать интересные вещи, которые никто до этого не делал. Смотрится круто, словно стоит много денег.

«Технический персонал 30 Seconds to Mars говорили нам: «Great show, guys»

Nizkiz не раз выступали на разогреве у мировых групп: 30 Seconds to Mars, Within Temptation. И, по словам музыкантов, неловкости от того, что даешь концерт перед зрителем, который целенаправленно пришел на другую группу, у них не было. Дмитрий говорит, что группе комфортно не от того, на тебя пришли зрители или нет, а от того, кайфуют ли люди или стоят с каменными лицами.

Александр: Народ, к нашему удивлению, принял наш «разогрев» хорошо, было много положительных отзывов. Кто-то для себя открыл нас, писали, мол, неужели это наши ребята? А кто-то еще раз убедился в том, что мы не хуже тех же «Марсов».

Фото: Марина Серебрякова, TUT.BY

Фидбека от самого Джареда и его музыкантов получить не удалось: уж слишком быстро приехали и так же стремительно уехали калифорнийцы.

Александр: Пообщаться не получилось, но технический персонал группы, а это порядка 40 человек, подходили и говорили нам: «Great show, guys!». Так по-мужски, с уважением.

Жизнь за пределами сцены музыканты в один голос окрестили «как у обычных людей», развеивая миф о том, что будни рок-группы — это сплошные вечеринки и алкоголь. Говорят, что бывают и посиделки, и вечеринки, но иногда удается устроить отдых другого формата.

Александр: Как-то были в Бресте, и наш знакомый говорит, мол, поехали в Беловежскую пущу. Ехали на велосипедах 30 км, было круто!

Но не всегда участники коллектива отдыхают вместе. Иногда хочется побыть дома в одиночестве, особенно когда в дороге происходят экстремальные ситуации.

Александр: Мы выступали на фестивале «Тамань» в Краснодарском крае, уже отыграли, и там начался ураган, море вышло из берегов. Мы еще жили в гостинице в 100 метрах от моря, и туда дошла вода, все ходили по колено в воде. К счастью, удалось нормально уехать. Нам потом рассказывали, что после нашего отъезда начался ад, на третий день выступления вовсе отменили.

Фото: Евгений Ерчак. Снимок предоставлен пиар-менеджером группы Nizkiz
Фото: Евгений Ерчак. Снимок предоставлен пиар-менеджером группы Nizkiz

Могилевчане Nizkiz играют рок-музыку, и это несмотря на то, что сейчас на волне рэп. Дмитрий говорит, что такие жанры, как рэп, были всегда. Они появляются и пропадают. В пример приводит дабстеп. А вот именно рок, по его словам, это музыка на века.

Дмитрий: С момента появления рока всегда были громкие группы, которые остаются актуальными и современными. Даже во времена рэпа все равно есть Muse, Imagine Dragons и др. Вопрос же в чем: играть то, что тебе естественно, или подражать тенденциям и искусственно быть в тренде?

Концерт Nizkiz

Когда: 15 февраля, 19.00
Где: Falcon Club Арена
Сколько: 48 рублей

Подробности и билеты

Читайте также

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
«К Коржу я отношусь… никак». Илья Черепко-Самохвалов — о колдвейве, «Вечернем Урганте» и слэме
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Белорусская группа родом из Бобруйска дважды собрала московский стадион
Все заведения
0068311