/ /

10 лет назад в Могилеве появилась известная сейчас во всем СНГ группа IOWA. Хоть почти сразу Катя, Лёня и Вася уехали покорять Питер, они и сегодня называют себя белорусской группой, не отказываются спеть кусочек песни «Крамбамбули» «Госці» в популярной передаче на российском ТВ и время от времени бывают на родине. В один из таких визитов в Могилев с Катей и Лёней встретился TUT.BY. Мы поговорили о треке «Маршрутка», который, кажется, ребятам придется исполнять еще лет 30, о Тиме Белорусских, «Евровидении» и о том, почему важно помнить свои корни.

«Надо было назвать группу не IOWA, а „Чаусы“ — это же офигенно!»

Белорусские средства массовой информации называют IOWA белорусской группой, российские, соответственно, российской. Но Катя Иванчикова на правах лидера группы отвечает на этот вопрос однозначно и не задумываясь:

— Мы белорусская группа. Дело в том, что я ощущаю Беларусь и Россию одинаково. И там я дома, и здесь я дома. От этого я говорю, что мы белорусская группа, живущая в России. Иногда мы говорим, что мы российская группа с белорусскими корнями.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Музыканты познакомились в Могилеве более 10 лет назад, Кате посоветовали Лёню Терещенко как классного гитариста. В 2016 году пара сыграла свадьбу. В эти дни ребята гостят на родине, в Могилеве. Они приехали частично по делам: 30 мая Могилевская область принимает эстафету огня II Европейских игр и Катя Иванчикова стала одним из факелоносцев

Раньше ребята всегда подчеркивали, что они «группа IOWA из Могилева». Сейчас, смеется солистка, она бы точно назвала группу по названию своего родного городка — «Чаусы».

— Мне тогда мозгов не хватило. Но это же офигенно! Многие спрашивают: «Чаусы? Что это такое, где это? Это Латвия, Литва?» Нет, ребята, это Беларусь.

Кстати, о Беларуси. На родину ребята приезжают преимущественно, чтобы проведать родителей Лёни. Катины мама и сестра перебрались в Петербург. Из Питера в Могилев Лёня и Катя едут на своем авто. Лёня говорит, что это традиция: когда пересекаешь границу России и Беларуси, наступает другое состояние, приходит спокойствие.

— Когда мы едем в Беларусь, мы смотрим в окно, пытаемся абстрагироваться от работы. Останавливаемся, фотографируемся в рапсе, потом оттираемся от него полчаса. Но это такой кайф! В этот раз мы взяли с собой укулеле, играли в поле и, раскинув руки, танцевали, как дураки, — описывает Катя.

При всей своей любви к родине по времени, проведенном в Чаусах и Могилеве, Катя не скучает.

— Ты двигаешься дальше, постигаешь новые вершины, знакомишься с новыми людьми, растешь. Странно скучать. Конечно, ты приезжаешь к родственникам и друзьям из детства. Но их совсем мало: у Лёни один друг, но и он сейчас учится в Питере. Все твои люди с тобой, они идут с тобой и растут с тобой.

В свое время группа IOWA переезжала в Питер без связей и почти без денег. Спустя девять лет ребята говорят, что абсолютно точно решились бы на переезд и сегодня, если бы до сих пор жили в Могилеве.

— Я вообще всем советую уезжать, становиться больше и возвращаться, чтобы иметь смелость что-то менять и открывать что-то новое. Мы сейчас сидим в этом заведении (мы встречались в могилевском винном баре Wine’s. — Прим. TUT.BY), и его наверняка открыли молодые люди, у которых так же, как и у нас с Лёней, не было влиятельных друзей или огромных денег. Я всегда желаю людям иметь жажду жизни. Не денег, не славы, не классной работы. Это все будет, но это притянется благодаря жажде жизни.

«Успокойся, будешь ты петь свою „Маршрутку“ еще 30 лет»

Сегодня музыканты живут в Питере, и им там максимально комфортно. Возвращаться в Могилев не планируют, как и перебираться в Москву.

— Питер — это какая-то Венеция, соединение многих стран и городов. Ты едешь по городу и чувствуешь энергию того, что ты постоянно путешествуешь. Мы недавно построили студию (мы называем ее «Муздума» — музыкальная дума) в самом классном месте Питера «Порт Севкабель». Это старый-старый портовый завод, где раньше производили кабель. Это безумно красивое место с выходом на залив. Заброшенный завод снова стал оживать и превращаться во что-то невероятное. Там проходят концерты, ярмарки, фестивали.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Лёня говорит, что ему сейчас очень хочется встретиться с одноклассниками на вечере встреч, ведь он, как выяснилось, окончил школу 20 лет назад. Катя в прошлом году приезжала на встречу выпускников, был юбилей школы, приехало огромное количество людей из разных выпусков, но из класса Кати было только два человека

Катя рассказывает, что недавно в этом кластере прошла выставка об осознанном потреблении одежды и переработке мусора. Ребята уверены, что с проблемой загрязнения планеты бороться должен каждый и важно начать с себя, а не полагаться на кого-то. Катя и Лёня собирают мусор раздельно и отвозят в место, из которого он точно отправится на переработку. Об этой проблеме они недавно написали песню «Маяки».

— Мне кажется, сейчас все устали от песен в стиле «Мы сидим у бара, давай выпьем и пойдем на танцпол», — говорит Лёня, а Катя дополняет: — Я считаю, что должна быть музыка и для развлечения, и для того, чтобы подумать. Просто нам нужно бить тревогу, иначе нашим детям останется только грязь и мусор.

Пара рассказывает, что недавно они посмотрели (дословно: офигенный) сериал «Чернобыль». Конечно, говорят собеседники, стыдно, что его сняли американцы и англичане, а не страны постсоветского пространства.

— Он снят очень правильно с точки зрения правдоподобности, подачи. Они нас не знают — но они сняли нас, наш менталитет, — замечает Катя. — Пока человек через эмоции не прочувствует боль, он не поймет всей трагедии. И вот эта песня — «Маяки» — это эмоциональный призыв к тому, чтобы мы проснулись.

Несмотря на новые треки, многие могут ассоциировать группу IOWA с ранними песнями — «Мама», «Маршрутка», «Улыбайся». Лёня говорит, что так будет всегда: человека мы тоже часто запоминаем таким, каким увидели его в первый раз. Катя объясняет:

— Фаина Раневская очень сильно обижалась на «Муля, не нервируй меня!». Но мы себе даем отчет, что именно по этой песне огромное количество людей нас узнало. Мне приходило столько сообщений о том, что пары реально встретились под эту песню в маршрутке и потом поженились. Но мы растем, становимся более осознанными и пишем новые песни.

Лёня и Катя вспоминают историю, которая связана с Леонидом Агутиным. Как-то раз на концерте они оказались в одной гримерке. Катя очень активно рассказывала Леониду, как хочет, чтобы слушатели ждали их следующий альбом, а когда он выйдет и они его послушают, чтобы они с замиранием сердца ждали новые треки. На что более опытный коллега сказал: «Успокойся. Будешь ты петь свою «Маршрутку» еще 30 лет. Пойду спою своего «Парня чернокожего».

— В определенный момент люди, которые росли на твоей музыке, захотят вернуться в свою молодость и поностальгировать, послушать ту музыку, которая давала им эмоции тогда. Все будут хотеть услышать снова «Маршрутку», чтобы прочувствовать тот момент, как они знакомились или пришли в первый раз на концерт и были такие молодые. Это просто данность. Так было, есть и будет. Это нужно принимать, — объясняет Катя. — Наверное, через 30 лет я захочу послушать Земфиру, потому что это связано с каким-то пиком моей активности.

Лёня говорит, что важно, как ты сам к этому относишься. Если ты написал один хит и остановился — вот это грустно.

— Мне кажется, у нас не одна удачная песня. Мы сейчас пишем альбом и хотим выпустить его осенью. Нам лично кажется, что он уже находится на какой-то другой ступеньке. Работаем над звуком, нам хочется какого-то свежего воздуха в аранжировках. И в текстах хочется доносить сложные мысли простыми словами, понятными всем. Мне кажется, у нас получается.

«Тима Белорусских — талант, и называть его продюсерским проектом неправильно»

Из белорусских музыкантов группа гордится Максом Коржом. Еще нравятся NIZKIZ и NaviBand. Лёня говорит, что дуэт Артема Лукьяненко и Ксении Жук «такой семейный и теплый». Слышали ребята и о Тиме Белорусских.

— Тима очень стильный и крутой. У него такое мышление офигенное. Очень сложно поверить, что это делает один мальчик, что он соединяет всю эстраду 1990-х: и «Гостей из будущего», и «На-на», и «Тату». Он так классно и уместно миксует все это и выдает что-то свое, совершенно вразрез с тем, что диктует шоу-бизнес, — комментирует Катя.

Но у Лёни есть замечание к музыке молодого исполнителя из Минска.

— Есть проблема: мы скачали альбом и его очень сложно слушать в машине тихо, — смеются артисты.

Фото: предоставлено группой IOWA
Все участники IOWA (Лёня, Катя и Вася) родились в Беларуси

При этом Лёня считает, что называть Тиму Белорусских исключительно продюсерским проектом неправильно.

— Мне кажется, нельзя всех под одну гримерку… В одну гримерку всех нельзя (смеется). Продюсер продюсеру рознь, и, мы уверены, Тима делает себя сам. Это совершенный талант. Продюсер — звучит как-то страшно, сразу ассоциации с 1990-ми и с человеком, из чьего кармана вываливается пачка денег. Наверняка и сейчас есть группы, которым говорят, что и как петь, и выбирают им одежду. Но есть такие парни, как, например, Макс Корж. Он делает себя сам, но, понятно, что есть люди, которые ему помогают. Мы читали, что у Тимы есть продюсер. Не знаю, в каких они творческих отношениях, но важно, что он пишет сам. Просто если у тебя есть вкусная конфета, иногда нужно уметь ее правильно упаковать.

У самих ребят из IOWA продюсера нет и не было. Хотя одно время им в продюсеры записывали Олега Баранова.

— Олег Баранов был нашим саунд-продюсером (музыканты поймут, это аранжировщик, вместе с которым мы делаем песню). Мы сделали с ним два альбома и получили огромный опыт в написании музыки и аранжировки. Просто из-за того, что не все знают, кто такой саунд-продюсер, незнакомая приставка вычеркивалась. Хотя на Западе все знают: саунд-продюсер — это человек, который продюсирует звук.

Не так давно впервые клип белорусских музыкантов перешагнул на YouTube порог в 100 миллионов просмотров. Это был клип IOWA на трек «Бьет бит».

— Я читал об этом. Да, было приятно, — говорит Лёня, а Катя дополняет: — Просто раньше не было YouTube. «Песняры» показали бы кузькину мать.

На YouTube Лёня любит смотреть что-то историческое. Кате недавно «зашло» шоу Иды Галич, где она приглашает звезду и заставляет ее соревноваться со школьниками в ответах на школьные вопросы.

— Я посмотрела выпуск с Ёлкой и написала Иде Галич: «Офигенная программа, только меня не приглашай, я точно провалю операцию, мне кажется, я ничего не помню». Приехала в Могилев и взяла у Лёниной племянницы атлас за 8-й класс, изучала два дня, купила себе энциклопедию для детей и поняла, что вместо багажа знаний у меня ручная кладь, — смеется Катя.

Еще пару впечатлил выпуск «вДудя» про Колыму.

— Это же очень круто. И мы снова говорим о том, что это делает молодежь. Телик, кстати, мы вообще не смотрим.

Что касается телевизионного песенного конкурса «Евровидение», то Лёня сходу отвечает, что они им не интересуются. Катя моментально добавляет:

— Если мы поедем, то от Беларуси, — а спустя паузу поясняет: — На самом деле я говорю это теоретически. Этот конкурс неинтересен нам, потому что он политический.

Лёня с ней соглашается и отмечает, что вокруг «Евровидения» сейчас нет былого ажиотажа, молодежь вся в интернете.

— Мы за ужином, где-то на гастролях в отеле послушали несколько конкурсных песен. Песни, как под копирку, не хватает души, но номера смотрятся эффектно. Парень, который победил, нам понравился, но конкурс превратился в конкурс лучшего шоу, хочется запоминающихся мотивов, прилипчивых припевов.

«В фильме «Я худею» играла наша песня, но мы поняли это только на припеве»

Катя признается, что уже много лет ей не приходилось петь на улице вне съемок клипов или передач. Но иногда она встречает на питерских улицах музыкантов, которые поют треки IOWA.

— Мы недавно шли по улице. Слышу, играют «Маму». Девушка тихо так поет: «Мама, когда я рядом с ним…» Я быстрее начала снимать сториз, подхожу ближе, и девушка начинает громко: «Я ЗАБЫВАЮ ГДЕ, Я ЗАБЫВАЮ, КТО Я». То есть она начинает прям работать, — смеется Иванчикова. — И я про себя думаю: блин, я написала эту песню, а теперь люди поют ее на улице. Так прикольно!

Кстати, треки IOWA звучат во многих российских фильмах и сериалах. Например, в «Физруке» и «Кухне». Конечно, музыканты не сами занимаются вопросами использования своих композиций в кино. И иногда остаются даже не в курсе, где прозвучит их трек.

— Мы ходили в кинотеатр на очень классный фильм «Я худею». Играет там, значит, песня. И мы только на припеве понимаем, что это наша песня! Не понимаю, почему мы этого с первых нот не поняли, — смеется Катя.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Лёня говорит, что, по задумке родителей, должен был поступать в пединститут на исторический, но начал играть на гитаре (музыкальное училище находилось на той же улице). Для родителей, выросших при Союзе, высшее образование было обязательным, но мама прислушалась к желанию Лёни играть на гитаре и не стала заставлять ребенка идти в вуз. «Хочется пожелать многим родителям, чтобы они не давили на детей. Нужно замечать их таланты и развивать их», — говорит гитарист

Катя и Лёня говорят, что популярность не мешает им сходить, например, в магазин. Правда, потом они получают многочисленные отчеты в Instagram со своими фотографиями. Но в целом их фанаты очень адекватные.

— Нет таких, кто бы подходил и говорил: «Где я вас видел? Впрочем, неважно, на всякий случай сфоткаюсь». Люди, наоборот, отдают взамен. Они обнимают и хотят тебе что-то рассказать. Иногда, бывает, из-за логистики мы не успеваем со всеми пообщаться и потом по этому поводу переживаем.

Но бывает и так, что фанаты слепо вдохновляются группой. Например, так же, как и любимые артисты, переезжают в Питер и не знают, что им там делать и куда податься.

— Мне звонит наш директор и говорит: «Приехала девочка, ваша поклонница. Она сидит тут на лавочке и не знает, что делать». Моему знакомому косметологу как раз нужен был сотрудник, и мне в голову пришла идея посоветовать ее. Она стала незаменимым сотрудником! Она повзрослела, ушла с фанатских радаров (больше не скупает наши вещи с концертов, которые мы отдаем на благотворительность). И мы так этому рады! Мы хотим поддержки, но не хотим сумасшедшего фанатизма.

«Круто видеть в Питере еще одни белорусские автомобильные номера, это реально объединяет»

В прошлом интервью, которое Катя давала TUT.BY четыре года назад, она рассказала, что прописка у нее до сих пор в Чаусах. Оказывается, к 2019 году ничего и не изменилось: Катя прописана в Чаусах, Лёня — в Могилеве. И это несмотря на покупку в Питере своей квартиры.

— Тебя уносит в какие-то непонятные дали, ты покоряешь новые вершины, берешь все больше и больше, но зона твоего комфорта — это городок детства. Я не знаю, как это объяснить, — говорит Катя.

А еще у пары автомобиль с белорусскими регистрационными номерами. Резюмирует Лёня:

— Очень круто, когда гоняешь по городу и в потоке машин видишь еще одни белорусские номера. Опережаешь, сигналишь. Реально это объединяет. Сейчас мы приехали, и у меня рябит в глазах: везде номера такие, как у меня (смеется). На самом деле чем дальше ты идешь, тем больше помнишь свои корни. И только возвращаясь к ним, бывая на родине, ты осознаешь, какой путь прошел. Нам всегда приятно говорить, что мы белорусская группа из маленького города. Но наша музыка вне границ: географических и политических. Мы называем себя группой мира — и это важное состояние души.

Ёлка, Тина Кароль, Рита Дакота и другие поп-артисты с концертами скоро в Минске

Читайте также:

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
«Лейбл и продюсер не интересны». Самый запрещенный рэпер Беларуси — о деньгах, мате и корпоративах
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Как парень из Лошицы бросил работу официанта и стал новой белорусской звездой

Розыгрыш билетов!

Новый розыгрыш в приложении "Афиша TUT.BY"! Можно бесплатно получить билеты на концерт рэпера Басты

  • Скидка 20% на меню! Воскресенье - семейный день в ресторане-клубе "Магнат"! Титан
Все заведения