Звезды


Георгий Колдун — певец, которому удается оставаться в стороне от каких-либо музыкальных коалиций. Будь то «солянки» белорусских артистов во времена посева и сбора урожая или андеграундные тусовки, для которых слова «музыка» и «политика» являются синонимами.

Возможно, поэтому мы надеемся на объективность Георгия и в преддверии его концерта, который пройдет в Минске 6 февраля, поговорили с ним о его отношении к музыкальным наградам, конкурсу песни «Евровидение», аудитории, которая любит Стаса Михайлова… Ну и, конечно, о музыке.

— Сейчас соцсети традиционно «гудят» после национального отбора на «Евровидение». Певица Анна Шаркунова написала: «Интересно…Сколько стоило Дробышу место на Евровидении…» (пунктуация автора сохранена. — Прим. ред.). А какие у вас впечатления от нынешнего представителя Беларуси — Александра Иванова?

— В последнее время я стараюсь подобного рода мероприятия просматривать выборочно постфактум. Поэтому я осведомлен частично. Все, что я могу сказать: это обычная песня. Но это не значит ровным счетом ничего. Мои вкусы достаточно редко совпадали с результатами «Евровидения». Конечно, если это не были очевидные «нокауты» вроде Euphoria (Loreen).

Что касается нашего отбора в целом, нам всем есть куда расти. Зачем делать из этого веселого музыкального мероприятия «культ» или «национальную музыкальную идею»? Как-то проще нужно к этому относиться, что ли. И соизмерять свои амбиции с возможностями.

Специалисты нужны — оттуда, откуда сам конкурс и его победители. Ведь, если быть прямолинейными, в этом конкурсе все, что не в первой десятке, уже большого значения не имеет. Говоря известными словами М. М. Жванецкого: «Может, в консерватории что-то поправить?». Со стороны это почему-то напоминает игру: сначала выбрать, потом отправить и ждать, чтобы сказать: «Ну вот, я же говорил, что это все какая-то фигня». И найти крайних, не вставая с дивана с планшетом в руках. А они всегда найдутся, как нам известно. Мое мнение: надо продолжать спокойно делать и не забывать извлекать уроки.

— Вы заявки на «Евровидение» не подавали, но написали за последний год несколько новых песен, и все они совершенно разные — как жанрово, так и тематически. С чем связано такое музыкальное ассорти, ищете себя?

— Тут лучше начать с того, что «искать себя» в музыке мне очень сложно, потому что я не являюсь адептом какого-то определенного стиля или звучания. Действительно, существует такая идея, что нужно определиться на чем-то более или менее конкретном и концептуальном, чтобы артист был разным, но узнаваемым. Да, наверное, так правильно. И особенно с коммерческой точки зрения. Поэтому большинство известных исполнителей имеют определенное звучание как минимум в пределах музыкального альбома. У меня же со временем накапливается несколько композиций. И когда возникает желание объединить их в один диск, я сталкиваюсь с проблемой стилистического разногласия между песнями. И даже в те моменты, когда у меня спрашивают, какой музыкой я занимаюсь и какие песни пишу, мне сложно ответить что-то однозначное.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

— Что опасней для автора песен: повторять самого себя или тех, на чьей музыке вырос/чья музыка всегда в наушниках?

— «Чужой» музыки всегда больше, как ни крути. Другое дело, насколько богат у автора багаж накопленного музыкального материала — своего и «наслушанного». Кроме того, есть такие вещи, как одаренность, трудолюбие и продуктивность. Один пишет песню раз в год, другой поставил это на поток. В последнем случае и вероятность повторов, даже неумышленных, выше. Я со временем начинаю и сам замечать, что использую похожие музыкальные обороты и фразы. В таких случаях принято утешать или оправдывать себя выражением «Как известно, нот всего семь…». Ну не знаю. Меня это не утешает почему-то (смеется). Пишут же люди и в настоящее время безумно красивые песни. Так что это отговорка.

Вот, например, билеты на Стаса Михайлова стоят два миллиона, и кто-то наверняка их купит. Почему, на ваш взгляд, формируется дурновкусие аудитории и как с этим быть?

— Давать оценку, особенно прилюдную, чужому творчеству, если ты сам занимаешься чем-то подобным, дело опасное и неблагодарное. Это слишком субъективно. Как сказал дворник Тихон из «12 стульев»: «Кому и кобыла — невеста». В таких вопросах нужно относиться к чужому вкусу если не уважительно, то хотя бы с пониманием. Естественно, хотелось бы разделить музыку на плохую и хорошую, качественную и ширпотреб, но кто на себя возьмет эти полномочия? Я не знаю. Поэтому работает только принцип «не нравится — не слушай». Проблема только одна: иногда, чтобы не слушать, если не нравится, единственный выход — заткнуть уши. Если не можешь «заткнуть» источник (смеется). Или смириться.

— У аудитории тоже, конечно, накопились вопросы к белорусским артистам. Недавно в одном из материалов белорусских СМИ поднималась тема награждения Виктории Алешко званием заслуженной артистки РБ. Мол, кто это и почему исполнительница песни «Успокойтесь, мужчина, у вас хлеб на щетине» достойна такого высокого звания. Вы вот званиями не премированы. И как вам с этим живется?

— Я не готов обсуждать наших артистов как минимум по причине, указанной выше, но, на мой взгляд, награды и звания в нашей музыкальной сфере за последние пару десятилетий порядком упали в цене. Когда-то, если помните, фраза «лауреат многочисленных конкурсов» перед выступлением артиста на сцене, даже достаточно молодого, воспринималась публикой как «ого» или «ну-ка, сейчас что-то интересное будет». А сейчас это уже настолько потеряло значимость. Премий и конкурсов стало столько, что они просто давят своим количеством.

За кулисами ведущие или организаторы частенько подходят с вопросом, мол, как вас представить. Когда просишь просто назвать имя и фамилию, бывает, удивляются: «Как же так? Давайте хоть что-то скажем!». Тогда прошу сказать что-то вроде «победитель конкурса караоке в парке Челюскинцев» или «лауреат медосмотра талантливой молодежи Московского района». Смеются. Хорошо, что такие вещи люди чаще всего воспринимают с улыбкой. Серьезно относиться к этому все сложнее.

— В отличие от Беларуси в России для вас нашелся интересный проект, а именно роль Грея в мюзикле Максима Дунаевского «Алые Паруса». Страшно было ввязываться в эту историю, не имея актерского образования и опыта?

— Сравнивать Москву (даже не Россию в целом, а именно Москву) с Беларусью очень сложно. Мы в разных весовых финансовых категориях, и это ни для кого не секрет. Другие масштабы, другие бюджеты. И выбор артистов другой. То, что нам показывают по телевизору — это верхушка огромного айсберга. Причем то, что скрыто от глаз телезрителей, порой на порядок качественнее общедоступного.

Я абсолютно случайно увидел когда-то по телевизору в свои студенческие годы выступление Теоны Дольниковой на Рождественских встречах А. Б. Пугачевой с фрагментом из мюзикла «Метро». Я до сих пор его периодически пересматриваю. Сказать, что меня впечатлило, будет неправильно. Правильное слово — «прибило». Я ждал в Минске этого мюзикла. За свою жизнь я просил автограф максимум у пары-тройки артистов, и Теона одна из них. Смешно: когда мы со школьным другом в очередной раз пересматривали это выступление, он сказал, мол, вдруг жизнь так повернется, что ты с ней дуэтом когда-нибудь споешь. Я ответил: «Ну-ну, можно подумать». В итоге все именно так и произошло на одном из московских телепроектов. Так что, это жизнь (смеется).

А страшно ли было участвовать в «Алых парусах»? Очень! Первый спектакль мне надолго запомнится. Жуткий стресс. Больше всего я боялся подвести остальных. Это ведь коллективный труд. Один человек может просто развалить все волшебство на сцене в один момент.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

— «На некоторых мнение окружающих давит сильнее, чем атмосферный столб», — так вы написали в своем профиле в Facebook. Если на вас мнение окружающих не давит, что является критерием успеха того, что вы делаете?

— Когда у тебя существуют определенные ориентиры и честность перед самим собой, ты адекватно отдаешь себе отчет в том, насколько смог приблизиться к, скажем, идеалу. Особенно, если ориентируешься на какие-то мировые стандарты. Конечно, большинство из того, что мы пытаемся сделать в музыке, — это «ксерокопия ксерокопии», так скажем.

Полезно начинать разбираться в первоисточниках. Мне, например, всегда был интересен соул, но я абсолютно не понимал ни вокальной техники, ни передачи эмоций. И до сих пор еще не понял. Как они все это делают?! У кого-то они должны были этому учиться?! Адель, Агилера, Бейонсе, Уитни Хьюстон, Стиви Уандер, Рэй Чарльз. Конечно, те, кто этим интересовался, вам сразу же ответят, откуда ноги растут: госпел, спиричуэлс.

Так вот, достаточно было покопаться на YouTube, чтобы понять: есть вещи еще на порядок выше. И важно всегда быть в контексте, понимать, где ты находишься в своем профессионализме. Это быстро отрезвляет, опускает на землю и стимулирует к развитию. Если ты, конечно, не «ресторанный лабух».

— В процессе «написать песню — записать песню — впервые исполнить песню на публике», что радует вас больше всего, а что заставляет помучиться?

— Муки творчества — отдельная тема. Особенно, когда пытаешься угодить себе в первую очередь, а не воображаемому слушателю. Первый вопрос, который возникает в голове: «Скажи, а ты сам бы вот это вот слушал, что написал?». Тут надо быть максимально честным, как мне кажется.

Нет, понятно, что всегда хочется лучше… Но, как сказал один известный человек: «Надо стараться делать хорошо. Плохо оно само получится». Поэтому надо стараться как минимум. И не терять какого-то элементарного самоуважения.

— 6 февраля вы отыграете в Минске акустическую программу, которую уже показали московской публике. Выходя на сцену вдвоем с гитаристом, вы, по сути, делите ответственность и успех выступления пополам. Каково ваше личное отношение к этому формату выступления, насколько вам в нем комфортно?

— Как ни парадоксально, мне чем меньше людей на сцене, тем спокойнее. Ну, то есть когда один — волнуюсь меньше всего (смеется). Хотя, по логике, вроде, должно быть наоборот. Но я почему-то за других больше переживаю. Что касается формата акустики, можно сказать, что мне в нем как-то уютнее, что ли. Я сам люблю звук акустической гитары, он приближает слушателя к исполнителю. А это совсем другие ощущения, нежели во время большого и громкого концертного выступления.

— Поделитесь своим плейлистом последнего месяца.

— Ray Charles — A song for you;

John Legend — All of me;

Adele — Hello;

Sam Smith — I’m not the only one;

Taylor Swift — Style;

Broken Bells — Leave it alone;

Joe Bonamassa — Happier Times;

Hozier — Take me to church.

Все фильмы онлайн
Все фильмы онлайн
Все фильмы онлайн
  • Скидка до 20% на квест "Во сне с Фредди Крюгером" в PodZamkom
Все заведения
0057966
{banner_1129}