Екатерина Смотри сейчас!


/

В минский прокат вышел хоррор, который прямо сейчас бьет все рекорды по сборам в США, — фильм «Мы» от режиссера Джордана Пила (его «Прочь» даже получал «Оскар»). Кинообозреватель AFISHA.TUT.BY Анна Ефременко посмотрела кино, чтобы рассказать, есть ли там чем поживиться белорусскому зрителю (спойлер: американцам ужин жирнее, конечно).

О чем кино:

Семья с двумя детьми приезжает отдохнуть в летний домик, берет в аренду лодку, ездит на пляж. Кажется, все и дальше будет так сладко, что зрителя затошнит. Но внезапно к ним в дом нагрянут незнакомцы. Необычно то, что незваные гости — точная копия хозяев дома.

У Джордана Пила уже зарезервировано место в истории американского кино. Его называют автором, который перевернул отношение к хоррорам (на самом деле так говорят только те, кто не слышал про Перкинса, Солнье, Флэнегана и Эггерса. Но Бог им судья). А его «Прочь» — едва ли не первый фильм ужасов, который получил серьезный «Оскар» — за сценарий. То есть зрители «Мы» должны понимать, что их ждет два часа чего-то большего, нежели кровавое мочилово. Так чего же?

И это как раз вопрос на миллион, господин Друзь. Потому что материал-то пройденный, король-то голый. Как в «Прочь», так и в «Мы» Пил прячет очевидные и простые как дважды-два мысли за легким тюлем метафор и образов. Распыляет то тут, то там сарказм из своего вечно заряженного аэрозоля и обманывает, как это принято говорить, зрительские ожидания. Зрителя — важная поправка — американского. Все-таки Пил слишком сосредоточен на тараканах в головах своих соотечественников, за что те в ответ голосуют рублем. То есть долларом, конечно. И, скорее, не о тараканах, а о червях сомнения, которые точат изнутри.

Другой вопрос, что Пил делает это с грубостью заводского рабочего. Зеркальный лабиринт с завлекающим названием «Найди себя» — ключ к тому, что будет происходить в ближайшие два часа. Копии членов семьи — очевидно их темные стороны, проекции страхов и сомнений нормальных американцев. И вступительные титры о том, что земля США испещрена подземными ходами, — как предлог чувствовать себя как дома у психоаналитика. Пил всерьез говорит о тревогах человека, который привык подавлять в себе все маргинальное, и издевательски — о страхах перед всем этим маргинальным в жизни. В результате каждый из членов семьи, повстречав свою кровожадную копию, дает ей мастер-класс по кровопусканию. И это самая бодрая часть фильма.

По тому, как пышно Пил наряжает свои две идеи, можно подумать, что с фарфоровыми куклами у него было куда больше общего, чем с конструктором Lego. Впрочем, речь не о гендерных стереотипах, а о том, как бережно Пил выкладывает кружева на платьях. «Мы» — яркая, эпохи MTV тренировка одного приема в одну точку. Нет страшнее тюрьмы, чем наш мозг. Люди — самые главные враги себе. Сколько ни повторяй эти мантры, глубже самоанализ не станет. А к самокопаниям просмотр «Мы» имеет примерно такое же отношение, как икеевская лопаточка «Йэлте» — к возделыванию земли.

Но если последний уик-энд вы проводили за чтением колонок «Как миллениалам найти себя» и последующей зловещей «От себя не убежать», то Пил охотно поддержит с вами разговор на эту тему. При этом все еще неясно, в каком именно месте вы должны испытать просветление и катарсис.

Поэтому, когда я слышу, что это многослойное кино, я лезу проверить, давно ли мы стали считать «два» за «много». Старый как мир мотив двойничества и актуальные, но набившие оскомину аллюзии на трамповскую Америку — те самые красные робы, униформа дубликатов. Опознавательные признаки, по которым за версту видать, кто есть кто. И это даже без финального сюжетного твиста выглядит беззубо, а с ним — и вовсе жалко.

Когда: с 28 марта.

Где: почти в каждом кинотеатре.

Выбрать сеанс и купить билет

Розыгрыш билетов!

Новый розыгрыш в приложении "Афиша TUT.BY"! Можно бесплатно получить билеты на "Рок за Бобров"