Служебный роман Смотри сейчас


/

В минский прокат вышла «Фаворитка» — новый фильм греческого режиссера Йоргоса Лантимоса. Столичные интеллектуалы часто вспоминают его «Лобстера» и «Убийство священного оленя» как мастерские примеры артхауса. Кинокритик AFISHA.TUT.BY Анна Ефременко рекомендует им сходить на «Фаворитку», а потом пересмотреть «Клык», чтобы понять, как сильно они раньше ошибались.

О чем кино:

Начало XVIII века. Идет война Англии с Францией. Тем не менее жизнь в королевстве продолжается. У власти — королева Анна, в правое ухо которой постоянно летят советы фаворитки и близкой подруги Сары. Однажды во дворец приезжает новая служанка и кузина Сары Эбигейл. Дальняя родственница оказывается симпатична королевской фаворитке и так сближается с Эбигейл. Одновременно сближается с ней и королева.

Поздний Лантимос — не самый интересный автор. Его синтетические конструкты отдают манерностью и пустым пафосом. Но это не повод пропускать «Фаворитку», потому что, во-первых, наконец-то грек заставляет вас смеяться. Во-вторых, режиссер начал работу над картиной задолго до своего американского периода и поставил ее по чужому сценарию, что уже на поверхности отличает это кино от предыдущих двух.

Смотреть «Фаворитку» как историческую костюмную мелодраму — все равно что искать реальность в сериалах телеканала «Россия», а любовь — в «Тиндере» (и наоборот). В делах исторической правды фильм зависает где-то между «Марией-Антуанеттой» и клипом Фары «Дико, например». Лантимос намеренно разбавляет действительно барочные костюмы пластиковой бижутерией, балуется фактическими допущениями, а перспективу при съемке делает максимально искаженной. Потому что доподлинно неизвестно, питала ли королева Анна страсть к молоденьким девушкам и что вообще происходило в дворцовых спальнях.

Что известно Лантимосу совершенно точно, так это то, что власть вовсе не гарант счастья, а участь влиятельного человека чаще всего оглушительно печальна. Самые высокопоставленные особы всегда самые одинокие, потому что никогда не могут быть уверены в искренности людей рядом. Наконец, быть чьим-то фаворитом вовсе не означает быть любимым.

В этом ракурсе картина Лантимоса становится синонимичной финчеровской «Социальной сети», которая подчеркивала в общем-то ту же идею. Сколько бы друзей в профиле и денег на кредитке у тебя ни было, ты не застрахован от одиночества.

Этим «Фаворитка» смахивает историческую пыль и становится вневременной. Драма королевской особы трафаретом накладывается на судьбы любых успешных людей здесь, в Великобритании или в Буркина-Фасо. И если первую половину фильма Лантимос ерничает, а зритель хохочет над похотливой и слегка деревянной королевой Анной с напуганными кроличьими глазками, то вскоре испытает к ней глубочайшее сочувствие. При виде все тех же кроликов, которых она завела себе вместо погибших детей — по штуке на каждого из семнадцати. Так Анна будет компенсировать нехватку близких людей рядом — ушастым зверьем и лживыми лицемерными красотками, которых по ходу дела с десяток раз назовут не иначе, как c*nt.

Другая сторона власти у Лантимоса иллюстрируется как раз фаворитками. Образы Сары и Эбигейл глубже и в каком-то смысле трагичнее. Если королева хотя бы в присутствии своей фаворитки еще может оставаться сама собой, то этой самой фаворитке предстоит срастись со своей маской до тех пор, пока ее не вышвырнут за порог королевского дворца. Этот средний класс во властной вертикали еще и самый опасный. Постоянная неуверенность в собственном положении и страх перед вышестоящим провоцируют на поступки, далекие от представлений морали. Не расслабляет даже работа при королевской спальне, когда сегодня ты в мягкой постели с Ее Высочеством, а завтра перед ней же на коленях.

В «Фаворитке» полно очевидных метафор, которые нашиты на барочные платья белыми нитками (Эбигейл, падающая лицом в грязь перед королевским дворцом; Сара в грязевой ванне с королевой; элитный бордель с, видимо, бывшими аристократками и всякое такое).

Но каждая из них — еще и едкое замечание, отдаляющее это кино от исторической драмы и приближающее к черной комедии. Если суммировать все издевки Лантимоса, то окажется, что он насмехается не столько над людьми, которые оказались у власти, сколько над теми, кто к ней стремится по собственному желанию. Упертая, твердолобая жажда влияния и тщеславие — вот настоящие мишени для греческих ножичков.

Что до мужчин, то их в фильме Лантимоса ждет печальная участь. В женоподобных париках и с вызывающим макияжем они хорошо если научились плести интриги, а вообще проводят время за незамысловатым досугом, забрасывая помидорами тучную голую жертву. И если героиня Рэйчел Вайс в мужском костюме метко попадает из ружья по птицам, то разукрашенные герцоги в основном мажут по ширме.

У «Фаворитки» 10 номинаций на «Оскар», и ее шансы, пожалуй, зависят только от того, как много среди высокопоставленных академиков людей, склонных к самоиронии.