/ /

В августе этого года в плей-листы «ВКонтакте» и топы «Яндекс.Музыки» ворвался трек «Мокрые кроссы». Исполнителем значился Тима Белорусских — неизвестный до того момента артист. Потом он собрал два полных клуба Re:Public, недавно выступил в «Вечернем Урганте» и «Олимпийском», а еще выпустил клип на главный хит. О том, откуда все-таки появился Тимофей, похожа ли его музыка на музыку Макса Коржа и зачем ему псевдоним Белорусских, TUT.BY поговорил с продюсером молодого артиста.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Александр, 25 лет. Руководитель продюсерского центра Kaufman Label. Родился в Новополоцке, последние шесть лет живет в Минске. Творческий псевдоним — Man Kaufman. По образованию повар-кондитер, около 10 лет занимается музыкой. Записывал рэп-треки, но не зарабатывал этим. Подрабатывать приходилось, например, на стройке или в прямых продажах. Говорит, что всю жизнь что-то продает. Сейчас его товар — музыка

«Тима пришел на первый кастинг, но мы его вообще не заметили, упустили»

— Александр, в 2016 году вы создали в Беларуси лейбл Kaufman Label. Зачем?

— В свое время я делал песни, но потом понял, что смысла продолжать нет: я устал читать, грубо говоря, в стол. Должной оценки моему творчеству не было. Понял, что нужно собрать какую-то команду, чтобы все развивать. Получалось, что показать себя я мог, только уехав, например, в Россию. Уехать — это просто. А сделать что-то здесь — сложнее и, наверное, интереснее. Это новый опыт — создание собственной площадки. Так получился лейбл.

Помню, что обстановка была домашней, мы с пацанами веселились на кухне. Я сказал: «Ребята, давайте сделаем свой лейбл». А что для этого надо? Наверное, нужен звукорежиссер, битмейкер. Мы разделили эти функции между собой (очень условно, потому что особенных склонностей к этому ни у кого не было). Что еще нужно лейблу? Артисты. А где их взять? Нужен кастинг.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Это был тернистый путь, непростой. Мы сделали кастинг в Re:Public (октябрь 2016-го года), билеты зрителям я продавал лично прямо на улице: просто подходил к молодежи и рассказывал, что мы будем искать новых артистов. За два месяца я продал 500 билетов, каждый из них стоил два рубля.

Заявок от музыкантов пришло больше 100. Среди них был Тима, но мы его вообще не заметили, упустили. Мы взяли абсолютно других ребят, с ними у нас в итоге ничего не получилось, но мы получили опыт. Расстались с этими артистами и сделали еще один кастинг в сентябре 2017-го.

Тогда мы взяли двоих исполнителей. Тима в их число не вошел. Из троих членов жюри за Тиму проголосовал только я, остальные сказали «не то». Когда все ушли из клуба, Саша, наш администратор, спросила: «А где Тима?». Она его вернула. Потом мне скинули послушать старый Тимин трек «Рассвет». Мне понравился, но его нужно было переписать. Мы поехали за Тимой, это было два часа ночи, и привезли его в студию. С этого все начиналось.

В какой-то момент Тима ушел из лейбла по семейным обстоятельствам. Но через полгода вернулся.

— Чем он вас зацепил тогда?

— Харизмой. Я не слышал, что он поет, потому что он перекрикивал микрофон, он не попадал, но я видел, как он это делает. Я видел, как он заряжен и как он хочет этого. Не буду лукавить: на лейбл попасть хотели все. Но он хотел как-то по-настоящему.

«Мы сразу поняли, что „Мокрые кроссы“ — это будет хит»

— На кастинге вы искали конкретного исполнителя в конкретном стиле?

— Нет. Со временем мы поняли, кого мы хотим. Но изначально мы не искали никого конкретного. Мы просто хотели работать с ребятами, которые так же, как и мы, горят. В нашей команде каждый стремится к максимуму, я горю популяризацией музыки в стране. Мы искали человека, который тоже хочет развиваться в творчестве.

Петь же все умеют. Я уверен, что даже вы умеете петь. В какой-то степени, необязательно в максимальной. А двигаться дальше и прислушиваться к критике могут не все. Тима оказался из таких. Он может написать песню, она будет, как ему кажется, мегакрутая, но если в студии мы ее послушаем и скажем, что это не то — он, не задумываясь, ее удалит, потому что он нам поверит. Бракуется огромное количество материала, который, наверное, с радостью кто-нибудь выкупил бы со всеми правами.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Почему вы взялись за белорусскую музыку?

— Я свято верю в то, что в Минске и в Беларуси огромное количество талантов. Могу объяснить почему. Представьте грибную поляну в лесу, куда еще не ступала нога человека. Представляете, сколько там грибов? Вот Беларусь, мне кажется, — одно из этих мест. Да, у нас есть артисты, но я могу их перечислить на пальцах одной руки. Макс Корж, ЛСП, «Ляпис Трубецкой». Возможно, J:Морс.

— Можно перечислить еще «Би-2», IOWA, Арбенину.

— Я перечисляю тех, кто в моей голове запомнился как белорус. Да, все они белорусы, но не все себя позиционируют как белорусы.

— Отсюда и псевдоним — Белорусских?

— Да. Мы хотели, если человек станет популярным (а мы не знали, что так произойдет, но подозревали), чтобы он везде, где бы он ни звучал, ассоциировался с Беларусью.

— Когда вы поняли, что популярность Тимы неминуема?

— Это был очередной день, когда мы здесь, в студии, писали инструментал. Это был томный день, все было очень тяжело. Музыка вообще не шла. Мы с Артемом (звукорежиссером) поехали поесть, а Тима с Яном (аранжировщиком) продолжили писать музыку. Перекусили, а в соцсети Ян присылает видео, где они с Тимой что-то записали, пока мы ели. И там звучит «молчит экран, и я бы хотел вместе с ним». Мы начинаем слушать, я чувствую, что что-то происходит, потом начинается припев, и мы просто на всю машину начинаем орать. Мы сразу поняли, что это хит. Приехали в студию, все стали веселиться.

Примечание: сейчас у трека «Мокрые кроссы» только в двух видео на YouTube (одно на лейбле канала, второе — перезалито кем-то) суммарно 23 миллиона прослушиваний. Плюс всевозможные фанатские видео, которые набирают миллионы просмотров.

«Корж и Белорусских похожи, только если закрыть глаза и уши»

— Когда выстрелил Белорусских, появилась конспирологическая теория, что это кто-то из Москвы вливает деньги в молодого паренька, чтобы потом пожинать плоды. Как думаете, почему так говорили?

— Потому что в Беларусь как в площадку для шоу-бизнеса не верят. Люди задают себе вопрос: «Лейбл? В Беларуси? Вы шутите, что ли. Кто вообще в Беларуси может сделать так, чтобы о молодом парне узнало все СНГ? Это точно какие-то инвесторы и спонсоры из Москвы».

— Многие говорят, что музыка Тимы Белорусских похожа на музыку молодого Коржа.

— Людям не с кем сравнивать, отсюда и такие выводы. И один белорус, и второй белорус. Тот поет — этот поет. Если закрыть глаза и уши, то можно сказать, что они похожи. Но если немного углубиться, то это как Mercedes и БMB — обе немецкие машины, но очень разные.

Возможно, у них у обоих какая-то пацанская душа, они настоящие. Макс на себя не вешает тонны золота, хотя мог бы, наверное. Не ездит на премиум-автомобиле. Тима тоже. Когда мы ездили на «Вечерний Ургант», предложили Тиме купить одежду, на что он ответил: «Да на фиг? Я в свитере пойду». И, как лейбл, мы могли бы заставить его выглядеть круто, но зачем, если ему самому это не по кайфу? Мы не красуемся, мы делаем музыку.

— Сколько в вашей команде человек?

— Основных — 7, а так — больше 50, в том числе в России и Украине.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Только Тимофей сейчас ваш артист?

— Да, один-единственный. Мы планируем немного расшириться и сделать еще один кастинг, третий. Будем искать новых артистов.

— Как вы его сейчас продвигаете?

— Продюсирование строилось в самом начале, сейчас мы больше думаем о контенте, материале, клипах, концертах, ищем партнерские отношения. Сейчас в него вкладывать уже не надо. У него полмиллиона в Instagram, ему достаточно продолжать делать хорошую качественную музыку.

— Тима сам пишет?

— Тексты — да.

— Это правда, что он до последнего работал в общепите?

— Да, он работал официантом в «Гараже». Даже когда «Мокрые кроссы» уже вышли, он работал. Не потому что не было денег, просто Тима очень порядочный. Он мог бы уйти и никому ничего не сказать, и мы его даже просили. Но он говорил: «Мне нужно отработать еще один день». Какой еще один день? Тебя уже узнают люди, а ты будешь дальше бегать и подносы разносить? Но он спокойно отвечал, что должен доработать, чтобы никого не подводить.

«За трек „Мокрые кроссы“ нам предлагали 100 тысяч долларов»

— В чем секрет успеха его музыки?

— В команде. В том, что он не один. Он делает все от души, несмотря на то что он в лейбле и на контракте. Но он свободен — и в этом его «фишка». А мы здесь для того, чтобы помогать ему развиваться.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Есть, например, минский рэпер Бакей. Но за пределами какого-то круга его не знают.

— Проблема, скорее всего, в команде. Он ведь, как артист, дает материал. Нет рядом людей, которые ему скажут: «Влад, это не твой максимум, давай прошибем потолок. И если ты это сделаешь, будет результат». Важно всегда быть голодным, хотеть двигаться дальше, становиться круче, экспериментировать. Музыка — это же классно.

— YouTube, «ВКонтакте», Instagram, Google Play Music, iTunes, Spotify, «Яндекс.Музыка». Этих площадок достаточно, чтобы продвигать свою музыку?

— Более чем. Сейчас все решает интернет. Ты можешь быть абсолютно нищим, выложить крутую песню, и она разлетится.

— На какие деньги существует лейбл?

— Изначально это были, конечно, деньги друзей. Не было богатого инвестора, мы все скидывались. В первое время создать студию очень помог Вадим Сиваков. Сказал: «Мне нравится, что ты делаешь, Сань, давай помогу деньгами». Со временем мы начали зарабатывать.

— Помните первую большую сумму, которая вас впечатлила?

— Нам предлагали 100 тысяч долларов. Это была компания из России, она пыталась выкупить права на трек «Мокрые кроссы». Мы отказались, потому что уверены, что деньги — не главное.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Расскажите, какие условия, проценты вы предложили Тиме, чтобы он начал работать с вами?

— Все строилось не на деньгах. Разговора о деньгах, процентах, заработках изначально вообще не было. О деньгах мы задумались только тогда, когда они пришли. Мы всей командой сели за стол (между нами нет никаких коммерческих тайн) и обсудили. «Парни, вот такие деньги, столько предложили. Что делаем? Тима, тебя столько устраивает?» — «Да». — «Точно устраивает? Окей». Парни, вам — столько и столько. Устраивает? По рукам.

— Но сейчас финансовые вопросы улажены?

— Конечно, дисциплина быть должна. Жить исключительно по пацанским понятиям нельзя, тогда это не бизнес. Мы работаем 70/30. И с любым артистом мы будем работать 70/30. Плюс артист получает деньги не только с музыки, а, например, с рекламы в инстаграме, если будет использоваться его аккаунт. Вы должны понимать, что 30% получает один артист, а 70% — вся команда лейбла. Кто-то — 10%, кто-то — 5%, а кто-то — 2%. Поэтому у Тимы все хорошо. Возможно, в будущем будем пересматривать процент.

— На сколько лет у вас контракт?

— На пять лет. Мы вкладываем в него сейчас все силы. Думаю, с Тимой не получится так, что мы станем только продюсером и артистом. Если Тима однажды захочет быть свободным, несмотря на то что это контракт, я думаю, что мы обоюдно его расторгнем, никаких проблем. Главное, чтобы было комфортно всем. Пока нам хочется работать — работаем.

«Мнение, что нужны большие деньги и суперкрутые лейблы, чтобы стать популярным, ошибочное»

— Для людей Тима Белорусских появился из ниоткуда. Расскажите, что он делал до выхода «Мокрых кросс»?

— Он делал музыку всегда. Но площадки, где он мог раскрыться, не было. Это как если у тебя есть классный товар, но нет места, где ты можешь его продавать.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Вы собрали два солд-аута в минском Re:Public, и это Тима впервые вышел на сцену. Но несколько концертов в России у вас отменено. Почему?

— В Риге, где концерт был ночным, то есть 18+ (а значит, мы отсекли половину аудитории) и билеты по 20 евро, мы собрали 800 человек. У нас Москва 15 декабря будет (ГлавClub, вместимость — три тысячи человек) — уже солд-аут. Я не думаю, что в Екатеринбурге (1,5 миллиона жителей) нельзя собрать зал, но организаторы продали всего 50 или 100 билетов. Значит, плохо сделали рекламу, а нам лететь на такое количество людей выступать смысла нет — это далеко. Да, мы можем съездить «в ноль», повеселить 50 человек, но потратим время, которое можно провести на студии и написать новый материал для альбома.

— Когда он выйдет?

— Точной даты нет. Он может выйти и завтра, если будет достаточно треков и остального. Тима постоянно пишет песни, хотя нельзя заставить его это делать. То, что от души, должно быть от души.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— О фитах (треках с участием других музыкантов. — Прим. авт.) не думаете? Я видела опрос на этот счет «ВКонтакте».

— Предложение записать что-то с Максом Коржом залайкали больше всего, да. Мы не против, и записать что-то с Максом — думаю, это был бы прикольный и очень громкий коллаб. Но есть многие моменты, которые могут этого не позволить. Мало ли, какие у него на этот счет принципы. У нас этих принципов очень мало, мы были бы рады.

— Вы сильно влияете на музыку Тимофея?

— У нас нет диктатуры, у нас демократия. Я сам, возвращаясь к началу разговора, исполнитель, и знаю, каково это, когда на тебя давят. Мы не общаемся с ним как с артистом или как с нашим проектом. Мы общаемся на равных. Мы можем есть, пить наравне. И он не чувствует какой-то звездности.

— Проект Тима Белорусских давно окупил вложения?

— Конечно. Уже в 10 или в миллиард раз.

— Что он сейчас может себе позволить? Может машину купить?

— Думаю, да. Он официально трудоустроен, у него контракт, он получает зарплату. У нас все прозрачно.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Сколько в 2018 году нужно вложить в артиста, чтобы он стал популярен?

— Если у тебя есть артист, у артиста есть талант и есть хорошая команда, то деньги нужны только на таргетированную рекламу. На «Мокрые кроссы» мы готовы были потратить и 10 тысяч долларов, и 20 тысяч долларов. Но этого не понадобилось.

Мы влили что-то около 500 долларов в таргетинг, и трек подхватил народ. Я понял, что больше денег не нужно. Этими пятьюстами долларами мы попали в пятьсот человек, которые, как вирус, разнесли трек. Мнение, что сейчас нужны большие деньги и суперкрутые лейблы, чтобы стать популярным, ошибочное. Просто делай качественную музыку, находясь при этом в Беларуси.

Читайте также

Фото: Сергей Тарасов, TUT.BY
Зара, Макс Барских, Гречка, Рита Дакота и другие поп-концерты в Минске
Фото: vk.com/maxkorzh_official
«Ему нигде не открывали широко двери». Фильм TUT.BY к 30-летию Макса Коржа

Все бесплатные события в Минске каждый день по этой ссылке

***

8 декабря в приложении «Афиша TUT.BY» стартовал новый розыгрыш, где у каждого участника появилась возможность получить парный билет на ледовое шоу Ильи Авербуха «Щелкунчик и мышиный король», которое пройдет 15 декабря в «Минск-Арене». Счастливчикам билеты достанутся бесплатно. Победители будут объявлены 14 декабря.

Розыгрыш билетов!

Новый розыгрыш в приложении "Афиша TUT.BY"! Можно бесплатно получить билеты на классный фестиваль

0065988