Обзоры


/

В минский прокат вышел «Остров собак» Уэса Андерсона. В дублированной версии вы не услышите ни Билла Мюррея, ни Скарлетт Йоханссон, зато без монокля сможете рассмотреть отсылки к мировой, а если присмотритесь — и к какой поближе политике. Почему на фильм нужно идти, рассказывает кинокритик AFISHA.TUT.BY.

О чем кино

У 12-летнего Атари Кобаяши в аварии погибают родители, его опекуном становится жестокий тиран и кошатник, мэр Мегасаки. По указу последнего под предлогом распространения собачьего гриппа из Мегасаки высылают всех собак — на отдельный остров-свалку. Атари отправляется на остров собак в поисках своего питомца Спота, встречается там со стаей псов, с которыми и совершит большое путешествие.

Что в кадре?

Высылка собак на далекий остров под предлогом собачьего гриппа — не самая сложная аллегория. Мэр-тиран, побеждающий на выборах с результатом в 98 процентов, и оппозиция, которую он клеймит «засланными врагами с Запада», — впрочем, тоже. Но Уэс Андерсон (не в пример своему тезке Полу Томасу Андерсону) и не пытается быть чрезмерно серьезным. Наоборот, обратившись к анимации и рассказывая историю 12-летнего мальчика, он говорит просто о сложных вещах.

О тоталитаризме, тирании, непонимании и сложностях в коммуникации. И, наконец, главное — о терпимости и нетерпимости людей по отношению друг к другу. То, что кто-то рядом не говорит на вашем языке, не того же цвета кожи или не исповедует те же идеалы, что и вы, — вот это новость! — не повод отправлять его в ссылку. И здесь референсы «Острова собак» простираются от времен Второй мировой войны и сталинских репрессий до представлений Трампа о внешнеполитических взаимоотношениях. С точки зрения кино, отсылки Андерсона обозначены треугольником Акира Куросава — Хаяо Миядзаки — Мартин Розер с особенным вниманием к первым двум.

В случае с Андерсоном всегда не менее важно не что говорится, а как это делается. Буквально с первого кадра зритель понимает, что перед ним — фильм Уэса Андерсона. Выверенная до сантиметра симметрия, центральное расположение фигур, плоское изображение героев без глубины кадра и кукольность — здесь уже не кажущаяся, а настоящая. Все это нужно ему, чтобы подчеркнуть, как его фильмы далеки от реальности, как сосредоточены на фантазиях и внутреннем мире персонажей.

За пару лет до «Отеля «Гранд Будапешт» Андерсон заявил, что уходит из большого кино в анимацию, потому что только здесь он способен выразить себя полностью. Отчаянный шаг обусловлен, конечно, тем, что безграничной фантазии режиссера всегда было тесно в рамках реальности, поэтому от фильма к фильму он все больше от нее уходил. Как визуально — теми же предельно, неправдоподобно симметричными кадрами, — так и идейно (персонажей Андерсона только ленивый не упрекнет в намеренной театральности и неправдоподобности).

И вот после «Отеля» американец возвращается в тот мир, где он как рыба в воде. Но и здесь не идет простым путем, а прибегает к олдскульной технике stop-motion-анимации (покадровое фотографирование), о которой подробнее мы поговорим чуть позже.

Вообще по силе деталей и меткости образов даже в минутных сценках Андерсон — Босх киноязыка. Нужно только обращать внимание на каждый отдельный фрагмент: вот старшеклассница Трейси возглавляет марш в защиту животных; выставочная сучка по-феминистски декламирует, что ее воспитывали модельной собачонкой, не спросив при этом, хочет ли она такого будущего. Или, скажем, один-единственный план, в котором Атари бросает палку бездомному Шефу: обратите внимание, как скадрированная фигура мальчика сперва возвысится над собакой, ознаменовав свою позицию хозяина, а затем опустится на колено и войдет тем самым в кадр полностью. Для Андерсона это важный момент: нельзя стать другому человеку товарищем, «хозяйствуя» и господствуя над ним. Хочется только добавить, что так вообще нельзя построить никакие отношения — ни человеческие, ни политические.

Второй (но не вторичный) после визуального художественный прием в фильме — конечно, звук. Уже в первом титре авторы сообщают, что все герои говорят на своем родном языке. Отчего для зрителя часть диалогов не переводится вообще, часть — субтитрируется, а часть (в дублированной версии) — поддается дубляжу. Все это нужно режиссеру, чтобы подчеркнуть «инаковость» персонажей относительно друг друга. Атари не понимает, что ему говорит первый помощник мэра Кобаяши, зато понимает собак. Приспешники Кобаяши понимают друг друга, но для простых людей на партсобрании их речь переводит диктор. Не такая уж это и режиссерская фантазия, если учесть, как часто не понимают друг друга чиновники и простые люди, власть и оппозиция.

С другой стороны, звук в фильме может обернуться проклятьем, когда речь идет о традиционном для белорусской и российской публики дубляже. Только представьте, чего вас лишают прокатчики: роли в оригинальном «Острове собак» озвучивают Билл Мюррей, Эдвард Нортон, Тильда Суинтон, Скарлетт Йоханссон, Брайан Крэнстон, а также Грета Гервиг, Фрэнсис Макдорманд, а буквально три реплики — Йоко Оно. Надо ли объяснять, что если где-то в афишах вы увидите показ на языке оригинала с субтитрами — нужно идти именно туда.

Что за кадром?

Та самая старомодная stop-motion-анимация — один из наиболее трудозатратных способов в мультипликации. Для фильма были изготовлены десятки собак и человеческих фигур из металла, резины и силикона. И в каждой сцене авторы фильма двигали их, делали кадр и двигали дальше. Для каждого выражения лица художники создавали отдельную маску, собачью шерсть клеили вручную. Равно как и наносили веснушки на лице Трейси — которых было 22 тысячи. Всего над созданием кукол работали 27 аниматоров.

Из последних примеров столь же кропотливой работы потребовала «Аномализа» Чарли Кауфмана, которую пару лет назад показывали в Минске. В целом же техника stop-motion считается настолько сложной и кропотливой, что режиссеры прибегают к ней крайне редко.

Видимо, эта необычность стала одной из причин, почему минувший Берлинский кинофестиваль открывался фильмом «Остров собак». Жюри Screen International (кинокритики, которые выставляют оценки каждому фильму основного конкурса крупнейших кинофестивалей) после просмотра поставило работе Андерсона 3,1 балла из 4-х. Это самая высокая оценка Берлинале-2018 наряду с «Довлатовым» (также 3,1 балла).

Музыку для фильма писал оскароносный Александр Деспла (лучшие саундтреки к фильмам «Отель «Гранд Будапешт» и «Форма воды»). Композитор при написании мелодии вдохновлялся традиционной японской барабанной музыкой и мелодиями, которые встречаются в театре кабуки.

Фото с сайта thevideosuite.com
Процесс съемок сцены в лаборатории. Фото с сайта thevideosuite.com

Резюме

Уэс Андерсон не изменил себе и сделал самую злободневную сказку и самую сказочную историю на злобу дня. Это рассказ про 12-летних супергероев, где вместо вселенной Марвел — остров с отбросами. Чуткие к несправедливости неравнодушные дети сражаются за то, что считают правильным, в противовес массам безучастных взрослых. Помните, как год назад по всей России на антикоррупционные митинги выходили сотни школьников? Кажется, Андерсону бы они понравились.

Когда: с 3 мая.

Где: Falcon Club Бутик Кино, Silver Screen, «Аврора», «Беларусь», «Пионер», «Центральный».

Все фильмы онлайн
Все фильмы онлайн
Все фильмы онлайн