Обзоры


/

В ограниченный столичный прокат вышла «Уна» — тихая экранизация громкой британской пьесы «Черный дрозд». Тихая буквально — настолько, что слышно, над чем смеются в соседнем зале мультиплекса. AFISHA.TUT.BY посмотрела фильм и рекомендует сделать то же самое всем, кто был неравнодушен к истории Дианы Шурыгиной.

О чем кино:

Когда Уне было 13, она вступила в несоседские отношения с соседом и другом своего отца Рэем. Спустя 15 лет Рэя зовут Пит, он работает на складе (только зацените метафору), и Уна приходит к нему, чтобы узнать, почему в один прекрасный день он ее покинул, когда она его так любила.

Если тема растления малолетних вызывает в вас ярость, эту премьеру можно без потерь заменить на любую другую. И дело не в том, что фильм изобилует откровенными сценами на грани Уголовного кодекса. Просто для австралийского театрального режиссера Бенедикта Эндрюса вопросы морали отходят на второй план. И даже взгляд на Уну как на набоковскую Лолиту волнует его весьма условно.

Эндрюс сосредотачивается на том, как призраки прошлого влияют на настоящее. Этим обусловлено нелинейное повествование и частые вспышки флешбэков. Каждый раз, возвращая зрителя в прошлое Уны и Рэя, режиссер намеревается разобраться в скелетах в шкафу и если не сдать их в утиль, то хотя бы рассортировать по коробкам. Подчеркивает он и судебную неэффективность в таких сложных и пикантных делах, как совращение малолетних. Рэю дали 4 года — общество добилось своего, виновный понес наказание. Но в жизни Уны и Рэя за эти 4 и последующие 11 лет не происходит ровным счетом ничего, что бы они делали без оглядки на прошлое.

Впрочем, в постоянном внутреннем диалоге с прошлым именно жертва беззащитна перед настоящим. Это ее жизнь не клеится, это она не может идти дальше и довольствуется спонтанным сексом в туалете клуба как имитацией отношений. И это ей предстоит копаться в себе, пока он строит семью и доказывает себе, что никакой не подонок.

История Уны только формально перекликается с лолитовским сценарием. Эндрюсу хватило ума развернуть ее от преимущественно мужской точки зрения к женской. Большую часть экранного времени мы рисуем картину со слов Уны, видим Рэя ее глазами и осознаем, как прошлое повлияло на ее настоящее. И если в начале девушка приходит к своему растлителю с желанием высказать все, что она о нем думает, выпустить пар, поорать, то с каждым новым флешбэком ей становится нужно не его покаяние, а ответы. Почему ушел? Была ли она единственной девочкой в его жизни? Думает ли он о ней, когда мастурбирует? Для Уны прояснить прошлое — значит осознать настоящее.

На вопросах и ответах строится почти все действие фильма. Так что, если слушать диалоги и паузы между ними для вас — перспектива не ахти, даже не тратьте время. Не ждите и изобразительного карнавала: камерная драма, как и следовало ожидать, построена на крупных планах фарфорового лица Руни Мары и идеально выбритого — Бена Мендельсона. За камерой эстет и минималист Тимиос Бакатакис — оператор греческих шедевров «новой волны» — «Клыка», «Аттенберга» и «Л».

Особую деликатность фильму придает намеренно неявная прорисовка желаний Уны в отношении Рэя. Жертв насилия не принято спрашивать о том, хотят ли они своего насильника спустя 15 лет. Эндрюс делает это с тактичностью соседской бабки. И приходит к смелому выводу: любовь и насилие не всегда взаимоисключающие понятия. Пожалуй, эта пощечина общественной морали будет болеть еще долго после сеанса.

Когда: с 6 апреля.

Где: «Беларусь».

Сколько: 6 рублей.

Купить билет

Все фильмы онлайн
Все фильмы онлайн
  • Скидка до 20% на квест "Во сне с Фредди Крюгером" в PodZamkom
Все заведения
0058931