/ /

Елизавете Морозовой 22 года. Она училась в Лондоне и Ливерпуле (куда поступила по конкурсу 50 человек на место), знакома с Полом Маккартни и Робби Уильямсом, у нее собственный менеджер и, есть все основания верить, успешная музыкальная карьера впереди.

А еще Елизавета Юрьевна — дочь бизнесмена Морозова, которого вы должны помнить по истории с «Лакомкой».

AFISHA.TUT.BY начинает цикл интервью с детьми белорусских бизнесменов. Чтобы понять, получилось ли у поколения «золотой молодежи» стать поколением self-made. И можно ли все еще открыть любую дверь фразой «да вы знаете, кто мои родители?!».

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

«С Виктором Прокопеней познакомилась в аэропорту»

— Я нашла один ваш пост в facebook, и он меня зацепил, я бы хотела для начала с вами по нему пробежаться. Во-первых, вы помните, что вас побудило написать этот крик души?

— Как-то, уже будучи в Лондоне, я случайно наткнулась на лекции Татьяны Черниговской, специалиста в области нейронаук и психолингвистики. Меня все это впечатлило, я написала ей, и мы стали общаться.

— Продолжаете?

— Да, но по переписке. Она приезжала на лекцию в Лондон, но тогда у меня не было денег на нее пойти.

— А сколько стоят лекции Черниговской?

— Та — что-то около 100 фунтов (130 долларов). А просить пригласительный я постеснялась.

— Вы там же, в посте, спрашиваете: кто будет языком/голосом поколения? Вы уже ответили для себя на этот вопрос?

— Да. Каждый для себя сам должен быть голосом поколения.

— Давайте ответим на те тезисы, которые вы там приводите в таком же порядке: «Мы — это то, что мы едим». — Что вы ели сегодня на завтрак?

— Я делала себе скрэмбл-яйца и пила кофе. А вообще какого-то фокуса на еде у меня нет.

— «Мы — это то, с кем мы общаемся». — Опишите ваш круг общения. Трое ближайших людей. Кто они по профессии, по образованию?

— Так сложилось, что самые мои близкие друзья — это мужчины, с которыми я когда-то встречалась. У нас заканчивались романтические отношения, но мы оставались друзьями. При этом все они не обязательно связаны с музыкой: один просто авантюрист, второй занимается пиаром в политике.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— «Мы — это то, что мы читаем». — Какую книгу вы прочитали последней?

— «Кремлевская школа переговоров» Игоря Рызова. Я много книг про переговоры стала читать, после того как мне на глаза попалась цитата: «Ты получаешь не то, что заслуживаешь, а то, о чем смог договориться». Мне приходится общаться с людьми разных национальностей. У Рызова упор именно на российский менталитет. Те, кто хотя бы однажды пытался о чем-то договариваться с русскими, понимают, что это совсем другая планета, надо знать, как это делается.

— Виктор Прокопеня у нас в интервью совсем недавно как раз рассказывал, что никогда еще так выгодно не тратил 10 тысяч долларов, как на курс по переговорам в Стэнфордской школе.

— Да, я его, кстати, после этого текста встретила в аэропорту и узнала в лицо. Так мы и познакомились.

— Продолжим. «Мы — это то, чем мы себя окружаем». — Если это тезис про вещи, расскажите о ваших трех последних покупках.

— Одежда и книга. Про книгу я уже рассказала, а вещи — купила себе две недорогие в ТЦ Galleria на первом этаже.

— Это в Reserved что ли?

— Да, точно. Там куча одежды, но я всегда могу найти что-то для себя.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

«Мы записываем сингл для Робби Уильямса Party Like a Russian. Приходи»

— Вы участвовали в отборе на «Евровидение». Зачем?

— Я хочу попробовать получить определенную британскую визу, а там один из критериев — телеэфир. И я его для себя выполнила.

— Как песенный конкурс для молодого музыканта «Евровидение» не вариант?

— Меня всегда в таких конкурсах смущает, что сегодня ты победил, о тебе пишут все, а через два дня о тебе забыли. Я не гонюсь за таким успехом.

— Вы сами пишете тексты и музыку?

— Сама пишу, сама могу сделать первичную аранжировку, недавно завела себе YouTube и Instagram. Опять же пока я на этапе artist development: у меня еще не было ни одного официального релиза, я оттачиваю свои навыки написания песен, пишу по 3−4 в неделю. Из них 80 процентов пойдут в корзину, а 20 будут неплохи. Вот их я могу или продавать, или оставлять себе для альбома и YouTube-канала.

— А куда продаете треки?

— Другим артистам в Великобритании и некоторым у нас. А еще делаю треки для рекламы и компьютерных игр.

— У вас уже есть менеджер?

— Да, из Великобритании.

— У нас артист и продюсер работают обычно 30 на 70 (30 процентов забирает артист, 70 уходит лейблу или продюсеру).

— (Елизавета округляет глаза в знак удивления) Сколько?!

У нас если артист начинающий, менеджер может забрать до 20 процентов, а вообще в среднем 15. 80−85 процентов — это заработок артиста, он же все делает. Я недавно поняла, что многое могу делать сама, практически любую дверь могу открыть.

— Например?

— Это был мой первый год в Лондоне. Я увидела у своей подруги в facebook фото с продюсером и композитором Робби Уильямса Гаем Чамберсом. По стечению обстоятельств его студия была на соседней с моей улице. Я взяла книгу с красотами Беларуси на английском, приложила к ней письмо в духе «Хэллоу. Я очень люблю вашу музыку, я тоже музыкант. Было бы здорово познакомиться» с номером телефона и передала его ассистенту. Не успела я дойти до дома, как получаю сообщение: «Элизабет, это Гай Чамберс. Возвращайтесь в студию, было бы здорово с вами познакомиться». Я была в шоке, всю встречу молчала, не могла говорить, пока он мне сам что-то рассказывал.

Уже на следующий день мне пришло сообщение: «Элизабет, мы записываем сингл для Робби Уильямса Party Like a Russian (который впоследствии стал хитом. — Прим. авт.), приходи, посмотришь». Я опять приходила, смотрела с огромными глазами, мне все это было полезно. Мы много раз потом встречались, я изучала, как они с продакшном работают, с записью. Могу сказать, что Чамберс меня очень подтянул в плане написания песен.

— В Великобритании все такие инициативные?

— Я заметила, что в моем институте было много талантливых людей, но куда меньше амбициозных. Это кажется, что когда ты стучишься в дверь, в нее стучатся еще миллионы. А на самом деле ты можешь оказаться единственным.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

«На стене висел плакат Фредди Меркьюри»

— Вы готовы в себя инвестировать финансово?

— Я только это и делаю. Как только у меня появляются деньги, я все вкладываю в музыку — уроки, записи.

— Сколько молодой артист в себя инвестирует?

— Мне сложно назвать общую сумму, она меняется. Но вот для записи видео на YouTube нужно всего-то за 20 рублей арендовать студию.

— Кто вас в музыке сейчас вдохновляет?

— Мои две знакомые девочки из Великобритании недавно подписали первый контракт — и сразу с Universal Music — вот они, наверное. А из звезд уже мирового уровня сейчас люблю Billie Eilish, всегда обожала Lana Del Ray, интересная американка Donna Missal, ну и стабильно раз в неделю включаю джаз, Эллу Фицджеральд. А по пятницам я отслеживаю тренды в плей-листах New Music Friday.

— У меня и моих сверстников в детстве стены были увешаны плакатами музыкантов. У вас было такое? Чей плакат висел?

— Фредди Меркьюри — только он.

— «Богемская рапсодия» понравилась?

— Да. Но на «Оскаре» буду болеть за «Зеленую книгу».

«Папа не дал денег на альбом. Сказал: заработаешь сама»

— Никогда не хотели пойти по стопам родителей и заняться бизнесом?

— У меня был период, когда я была подвластна внушению, но он продлился месяца три. Я походила на дополнительные курсы по математике и поняла, что без музыки не могу. Но бизнес же все равно присутствует в том, что я делаю. Я вникаю во все, что касается моей карьеры, потому что, опять же, менеджер получает только 15 процентов (смеется).

— Бывает, что вы не сходитесь с родителями во взглядах? А можете вспомнить, из-за чего последний раз ругались?

— Постоянно не сходимся. И если с мамой это больше в бытовых вопросах, то с папой — другое.

— Есть стереотип, что детям бизнесменов все дается легко. Давайте его разобьем. Расскажите, когда у вас не получилось что-то, чего вы очень хотели?

— У моего папы интересный взгляд. Он мне сразу после поступления сказал: я тебе помогу с образованием, но у меня нет никаких контактов в музыкальной индустрии в Великобритании, я не смогу тебя никому там представить. Он научил меня, как найти нужных людей, а дальше я должна уже была все делать сама.

Вот пример: я сейчас собираю деньги на свой альбом, папа сказал, что я должна найти их сама. Первое время я обижалась, но теперь понимаю, что это правильное решение с его стороны. Накопить на весь альбом у меня пока не получается, поэтому я все заработанные с выступлений деньги вбрасываю в синглы и в YouTube — начну с них.

— У вас в жизни бывали моменты, когда вы кому-то говорили: «Да вы знаете, кто мой папа?!»

— Нет. Да и последние четыре года я жила в Англии, там приходилось рассчитывать скорее на друзей. Другое дело, что когда приезжали родители, я иногда могла повыпендриваться.

— Что это значит?

— Ваш отец в интервью «Ежедневнику» говорил, что важно делать хорошо тут, потому что «нашим детям здесь жить». Вы хотите жить и работать здесь?

— Я хочу жить везде, я космополит. Я еще ни разу не была в США, а очень хочу. И, конечно, я обожаю Лондон.

— Когда вы переехали в Лондон, вы написали в своем Facebook: «Живя в Минске, к сожалению, у меня не было возможности наслаждаться настоящим, потому что там его практически нет: очень мало что происходит и создаётся… А здесь, в Лондоне, у людей есть шанс и возможность стать частью истории настоящего». Вопрос такой: изменилось ли что-то в Минске за это время для вас лично?

— Я недавно была на встрече со Светланой Алексиевич, когда она делала выступление в минском Hilton. Мне тогда очень понравились ее слова о том, что Беларусь — страна спящих людей. Думаю, вы понимаете, о чем я. Так вот, это не поменялось. Я постоянно ощущаю, что люди в целом менее активны и словно рассчитывают на какую-то внешнюю силу, которая создаст для них перемены, вместо того чтобы самим начать действовать.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

«Мне 16, я учусь на первом курсе, а к нам на мастер-класс приезжает сам Пол Маккартни»

— Почему вы не стали поступать в минский вуз, а поехали в Англию?

— Я со школы любила Великобританию и английский язык, поэтому мечтала там учиться. В 9-м классе я начала готовиться, после 10-го поступила, в 11-м уже практически не ходила в свою школу в Минске — подтягивала музыкальную часть перед переездом, готовила портфолио. И на самом деле удивилась, когда поступила: конкурс же был около 50−55 человек на место.

— А сколько стоит образование в таких местах, как Liverpool Institute for Performing Arts?

— Погуглите (улыбается).

— (Погуглила — от 10 до 22 тысяч долларов за полный бакалавриат. — Прим. авт.)

— Но существует бонус для тех, кто пишет много (хороших) песен — могут выдать стипендию. Моя стипендия покрывала до 60 процентов стоимости образования.

— Что вас больше всего удивило в британском институте?

— Мне 16, я учусь на первом курсе, а к нам на мастер-класс приезжает сам Пол Маккартни.

Кроме того, ты чувствуешь тотальную свободу: выбора, в общении с учителями. Там можно спорить с преподавателем, и если ты окажешься прав, тот примет твою точку зрения и признает, что ошибался. Я не видела такого в школе в Минске.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Много в Великобритании выпендрежников?

— О, да. Попались однажды такие, которые за обычный вечер четверга могут спустить под 30 тысяч фунтов.

«В Минске не хватает интересных мужчин»

— Почему вы вернулись в Минск?

— Во-первых, безумно соскучилась по семье. Во-вторых, не хотела оставаться в Великобритании по туристической визе. Так что я с осени прошлого года в Минске, пишу песни, готовлю альбом и параллельно ищу работу в Лондоне в музыкальной сфере. Был вариант выйти замуж и остаться, но это не мой выход. Я довольно свободолюбивый человек.

— Чего вам не хватает в Минске в сравнении с Лондоном?

— Культурной жизни. В Лондон постоянно приезжают выступать артисты со всего мира. И интересных мужчин.

— Кто для вас интересный мужчина?

— Умный.

— Умный студент подойдет?

— Нет. У меня не получалось встречаться с мужчинами моложе 30. В мои 22 мне нужны отношения не для брака, а для удовольствия. А для удовольствия нужны мужчины, которые умеют его получать от жизни. Ради эксперимента я встречалась и с парнями 20−25, 25−30.

— Что не так в отношениях с 25-летними?

— Они не понимают еще, что такое кайф от жизни. А в 35 лет у человека уже есть вкус — к парфюму, к еде, к местам. Есть понимание, кто он, уважение к женщине, уверенность в себе. А это всегда привлекает.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

«Первые деньги заработала в магазине»

— Расскажите про ваши первые заработанные деньги.

— Первый год в Англии мне нельзя было работать, поэтому карманные деньги давали родители. Но прожить в Ливерпуле можно и на 25 фунтов (около 33 долларов) в неделю. Покупаешь продукты в магазине, на проезд не тратишься — мне от дома до учебы было 18 минут пешком.

А вот на второй год я устроилась ассистентом в магазин, где получила первую зарплату что-то около 500 фунтов (примерно 650 долларов).

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— На что потратили?

— На билет на концерт и камеру. Как раз так совпало, что в Лондон приехала Бейонсе, и я смогла купить билет прямо под сцену за 150 фунтов (почти 200 долларов).

— Вы сейчас просите деньги у родителей? Как регулярно?

— Последний раз просила на альбом.

Блиц

— Где вы провели новогодние праздники?

— Дома, с семьей.

— На чей концерт мечтаете попасть?

— Адель.

— А какой концерт больше всего впечатлил?

— Бейонсе и Робби Уильямса. Я ездила на его концерт в Уэльс по приглашению, и это так круто — когда на сцене играют люди, с которыми ты знаком!

— Когда вы в последний раз были в «Лакомке»?

— Давно. Наверное, в прошлом году.

— Ваши любимые места в Минске?

— Я люблю проводить время дома. Но если куда-то выбираюсь, то это район Революционной, бар Svobody, 4.

— Когда вы поймете, что карьера музыканта у вас сложилась?

— Когда будет хороший альбом и хороший контракт.

Розыгрыш билетов!

Новый розыгрыш в приложении "Афиша TUT.BY"! Можно бесплатно получить сертификаты на романтический отдых

  • Бесплатный вход для 5 и более человек в театр-караоке "Bogema" Богема / Bogema
Все заведения
0065063