/ /

«На Spotify альбом „Этажи“ так и не появился. Почините, пжлст, много иностранцев негодуют — они прям тащатся с вашей музыки», — пишут пользователи «ВКонтакте». Это про вторую пластинку группы «Молчат дома», которая появилась в 2017-м. Ребят трое: Егор Шкутко (вокал), Роман Комогорцев (гитара, синтезаторы, драм-машина), Павел Козлов (бас, бас-синтезатор). Только что они завершили свой второй тур по Европе и Израилю: 33 концерта, из которых 19 «солд-аутов». И да, «Молчат дома» — белорусы. Уже в январе 2020 группа уедет в очередной тур — на этот раз по плану 31 концерт. И тоже не в Беларуси. Поэтому понятно: об их музыке вы вряд ли слышали.

Об известности в Беларуси и «гастрольках»

— Как прошел тур?

Егор: — Началось все 7 сентября на Lidbeer, но за три дня до этого мы все равно выступали в Германии, Дании, Швеции. Бывало такое, что играли по 12 концертов подряд, потом буквально один выходной — и опять.

Паша: — Самая большая проблема — то, что периодически надо было искать прачечные в незнакомом городе. После концертов ты насквозь мокрый — от маек до носков. Даже туфли сушишь.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Слева направо: Рома, Егор и Паша.

Егор: — Еще непривычно, что сейчас просыпаешься в своей кровати. По утрам думаю: «Я в хостеле или дома?». Ну и со сном проблемы.

Паша: — Мне, например, до сих пор тяжело уснуть раньше двух ночи. Полностью все сбилось. Мы же заканчивали концертами в Испании и Франции, а там сейчас два часа разницы с Беларусью. Приходили после выступлений, а по-нашему это уже четыре или даже шесть утра.

— Не знаете, кто-нибудь из белорусов за вами ездил в туре?

Паша: — Насчет белорусов не знаем, но русскоязычных людей мы встречали почти везде. Максимум на концерте было, наверное, человек семь. Это если не брать Литву, Латвию, Эстонию, Израиль. А вот в Бильбао вообще их не было.

Егор: — На наши концерты очень разный контингент ходит. Круто было, когда в Барселоне пришел дед. Реально дед! Ему было, наверное, лет 70, весь седой. И с нашей пластинкой с первого тиража — их всего штук 100 было выпущено.

— В конце января вы уезжаете сразу же в еще один тур. А когда будете писать что-то новое?

Егор: — Вот сейчас. Есть над чем работать. Но это скорее новые песни в новую программу — уже потом они войдут в альбом. Одну мы точно запишем. Еще у нас есть песня, которую мы играли в этом туре, но она тоже пока не записана. И, думаю, еще один «фит» скоро будет. С кем — не скажу: скоро узнаете.

— Вы успешны в Европе, а вот в Беларуси о вас не знают, и ситуация вообще не меняется. Почему?

Паша: — В Беларуси [с музыкой] в целом такая ситуация была, по-моему, всегда. Если «Петля пристрастия» может собрать Re:Public, потому что они играют давно, то мы даже не будем пытаться этим заниматься. Может, попозже.

Егор: — Пока у нас особо нет времени давать концерты в Минске — к ним нужно готовиться. Невозможно за пару дней сделать шоу. В Европе люди более заинтересованы приходить на концерты, здесь нам нужно приложить больше усилий.

Фото предоставлено группой "Молчат Дома"
Концерт в Нарве. Фото предоставлено группой «Молчат дома»

Паша: — Те же гастрольные удостоверения получить, которые могут и не дать… У нас уже был случай. Летом прошлого года приезжал Виктор Ужаков из группы Ploho с акустической программой: ему дали «гастрольку», а нам и еще паре групп — нет. В Министерстве культуры за три дня до мероприятия отказали. На концерт пришла женщина оттуда и следила, чтобы не выступал никто, кроме Виктора. Это такой абсурд! В наше время, казалось бы…

— Как тогда сейчас молодому минчанину про вас узнать, если вы уже не выступаете здесь?

Паша: — Да точно так же, как и любому европейцу. Разница только в том, что в Беларуси найти какую-то музыку гораздо проще, чем в Европе. Там за эту музыку еще нужно заплатить или на YouTube наткнуться. А у нас заплати только за интернет — и дальше все в бесплатном доступе.

Егор: — В этом и проблема. Потому что «слишком много можно».

— То есть если ты за что-то заплатишь, то больше будешь ценить?

Егор: — Скорее всего. Дело в ценности самой музыки. Вот в детстве не было интернета, но музыку слушали — на кассетах, дисках. Их передавали друг другу, перезаписывали. Ты приходишь на рынок, в ларек — вроде видишь огромный выбор музыки, а деньги есть, чтобы купить только что-то одно. Приходилось выбирать тщательно, чтобы точно не ошибиться. И ты знаешь, что если купишь кассету, будешь слушать неделю или две — денег на вторую не будет.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Вас описывают как синти-поп, нью-вейв, на Яндекс.Музыке вообще лаконичное: «рок-музыка». По версии сайта post-punk.com вы попали в топ-15 пост-панк-альбомов мира. А как бы вы сами описали свою музыку?

Рома: — Новая русская волна.

Все: — Ага, белорусская! (Смеются.)

Егор: — Русская — это в том смысле, что мы поем на русском языке.

 — Как по мне — «веселый пост-панк».

Паша: — В Европе, наоборот, говорят, что мы «темные»! Дарк… Нет, как они говорят? Думервейв! Оказалось, на YouTube есть какой-то чувак, который делает «думерские» подборки в музыке и очень часто нас куда-то пихает. Журналист в Берлине брал у нас интервью и тоже называл нас «думерами». А мы такие типа: «Эм, что это?»

Рома: — Тот ютубер вообще прикольно делает, не слышали? Он замедляет треки — и получается такой вэйпорвейв.

Паша: — Ой, я туда не лезу. Мне достаточно, что песню «Волны» смиксовали со Снуп Догом. (Смеется.) Ребят, я услышал всё!

— Кстати о YouTube. В апреле мы писали, что у вашего нового на тот момент альбома «Этажи» 700 тысяч прослушиваний. Сегодня уже — 1,7 миллиона. Это реально много?

Егор: — Ну вообще для группы, которая играет пост-панк, это много. Тем более — для белорусской пост-панк-группы.

Паша: — Меня очень задело, что нас никто здесь не замечал, пока не заметил британский критик. Ну что за ерунда? Почему я сижу в Беларуси, мы играем на русском — и здесь всем плевать, пока кто-то не увидел нас «там»?

— Классика жанра.

Паша: — Все это опять же говорит о незаинтересованности и уровне культуры. Вот мы как-то ездили давать концерт в Вильнюс — там есть классное место Platforma. Все было на голом энтузиазме, мы первый раз в этом городе играли. И пришла тысяча человек! Ну извините: зачем мне тратить силы, нервы, платить за аренду клуба наперед, не зная, дадут ли мне гастрольное удостоверение, если можно потратить три часа, приехать в Вильнюс и получить замечательный фидбэк? Тут и деньги ни при чем.

Мы даже думали об инициативе отправлять наших музыкантов выступать в Вильнюс, чтобы типа «пристыдить» культуру Беларуси. Чтобы все задумались: как так вышло, что белорусским группам проще выступить в Вильнюсе, чем дома? И там на них придет больше людей. В итоге в сентябре сделали мероприятие Baltarusiška Kontrabanda, где выступили Dlina Volny и Weed & Dolphins.

О менеджере группы, случаях на концертах и своей страничке в «Википедии»

— Расскажите, на каком этапе группе нужен менеджер. Вот вам всего два года, а та же «Петля» уже 15 лет существует — и все сами да сами.

Рома: — Как только начинает что-то происходить.

Паша: — Потому что очень просто, не зная многих нюансов в этой сфере, заглохнуть.

Егор: — Но менеджер должен быть толковым, а не твой друг, который скажет: «Давайте я буду вашим менеджером». Наш Дима [Хламов] делает очень много работы. Хотя теперь он тоже наш друг.

— Как в Беларуси найти толкового менеджера, если у нас, по сути, нет музыкального бизнеса?

Рома: — Никак. Он сам нас нашел — после программы на «Белсате». Сказал, что посмотрел на нас вживую и понял, что по-другому звучит абсолютно. Его зацепило.

Паша: — Потом он съездил на тот самый концерт в Вильнюс и тоже офигел. В принципе, пока он не пришел, мы и не знали, что столько всего нужно делать. Сначала мы думали, что сами справимся. Посмотрели — блин, все-таки нет.

— Вы еще с немецким лейблом вроде работаете…

Паша: — Не работаем, а скорее на нем зарабатываем. Мы сейчас ведем переговоры, как нам максимально по-хорошему разойтись. Есть еще пара юридических моментов, которые мешают нам остаться хорошими друзьями.

Рома: — Тот лейбл занимался исключительно продажами — ни пиара, ни раскрутки. Единственная хорошая реклама — это то, что лейбл продавал нашу музыку в Европе. А так…

Фото: vk.com/molchatdoma
Фото: vk.com/molchatdoma

Егор: — Группам нужен лейбл, но хороший, который будет заниматься вами, а не лейбл-дистрибьютор. Но и он хорош для начинающей группы, когда можно не вкладываться в выпуск альбома, а просто на нем зарабатывать.

— Вы решили, что из того лейбла «выросли»?

Егор: — Мы просто получили много предложений — и с каждым новым лейблы были все крупнее и крупнее. И мы такие: «Серьезно?».

Паша: — Что-то будет, в общем! Ближе к Новому году или сразу после.

Рома: — Это пока секрет, но скоро мы все расскажем.

Егор: — В любом случае, это будет большая перемена для группы. Плюс мы еще стали работать с букинговым агентством. Кстати, следующий тур уже оно для нас и составляло. Это очень круто, потому что раньше мы все делали сами. Чем дальше — тем больше нужно людей, у нас уже и один менеджер не справляется. Например, нам нужен человек, который будет заниматься мерчем.

Рома: — В последний тур мы взяли с собой определенное количество винила — и он закончился очень быстро. Буквально за две недели. Люди подходили спрашивали: «Может, футболочки есть у вас?» — а мы: «Нет, извините».

— Как классно, что вас трое — можно вообще не задавать вопросы, вы сами все говорите.

Паша: — Да сколько уже этих интервью было! Главное, чтобы интересные. Бывает, что скидывают вопросы — и ты понимаешь, что уже раз 5−7 отвечал на них. Случаи вообще разные. Однажды на концерте подошел чувак и говорит мне: «Слушай, это же ты всю музыку пишешь!». Я говорю: «Нет». А он: «Да ладно, чё ты прячешься».

Егор: — Не, самое четкое было, когда ко мне в Швейцарии подошла местная девушка — там много кто русский учит. В общем, подходит она и говорит: «Классный концерт. А гитарист — это, наверное, сын ваш?» Я такой: «Чего-о-о-о?» — а она: «Вы так похожи и вместе играете». Блин, да я вообще самый младший в группе!

Паша: — Я еще тогда издевался над Егором, мол, плохо выглядишь, парень. В общем, да: все эти вопросы типа «а как вы стали популярными», «а где вы познакомились»… уже надоели.

Егор: — Мы теперь задались целью создать себе страничку в «Википедии», чтобы просто банальщину не спрашивали. Тезисно там написать все о себе.

Паша: — Кстати, никогда бы не подумал, что придется страничку свою заводить в «Википедии». Я считал, что это так — типа прикольно, а сейчас понимаю, что надо. Чтобы не задавали миллион одинаковых вопросов. Вот, пожалуйста: зашел, почитал — я тебе все то же самое расскажу.

О райдере (в том числе российских звезд) и пиве на сцене

— В группе во «ВКонтакте» у вас висит технический райдер: перед выходом на сцену напустить тумана, Егору в глаза не светить и использовать три цвета — красный, синий и зеленый…

Рома: — Не-не-не, сейчас там зеленого нет. Паша не любит зеленый. Это старый райдер.

— Так по какому принципу вы эти цвета вообще выбираете?

Паша: — Это получилось из опыта концертов. Мы смотрели фотографии и думали, смотрится ли цвет красиво. Если да — делаем так дальше.

Фото предоставлено группой "Молчат Дома"
Концерт в Нарве. Фото предоставлено группой «Молчат дома»

Рома: — А с дым-машиной было так: однажды, еще до тура, в Гданьске нам дали очень много дыма — мы отыграли, обычный был концерт. Потом увидели на видео, как это было, просто офигели! Дым этот, свет — и мы как три силуэта. Все с опытом приходит — когда видели себя со стороны, думали: «О, это прикольно смотрится, давайте это внедрять».

— Есть что-то интересное в вашем бытовом райдере? Или вы скромные ребята?

Рома: — Изначально скромные, но нам менеджер сказал, что мы можем что-то попросить.

Егор: — Самое главное — это вода и полотенца.

Паша: — Да, они уже в течение тура появились. На концертах просто жесть: пот в глаза течет, щиплет, не можешь смотреть нормально…

Егор: — Ну что еще? Фрукты, вино, четыре пачки сигарет (в Европе они дорогие) йогурт или кефир. Паше — бананы и зеленый чай. Раньше еще был ром, но мы перестали его просить.

Паша: — Это было такое — наверное, глупые желания. Совсем не обязательно этот ром вписывать, зря мы вообще это делали. Особо даже нет времени пить его. Есть и покруче быт-райдеры.

Рома: — Ага, машины чтобы тебя определенной марки встречали… Если не та приехала — организатор выплачивает компенсацию.

Паша: — Наверное, такие строгие и неуважительные быт-райдеры только у звезд российской эстрады.

Рома: — Им плевать на все: если приедет машина не того года выпуска, могут начать психовать. Не будем называть имена, но есть информация.

Фото: предоставлено группой "Молчат Дома"
Фото: предоставлено группой «Молчат Дома»

— Некоторые исполнители прямо на сцене позволяют себе что-то выпить…

Рома: — С алкоголем — просто картинка. Где-то это уместно, где-то нет.

Паша: — Максимум, что мы можем себе позволить, — бокал пива до концерта. Решили, что как группа не должны себя с такой стороны проявлять. Когда-то мы могли взять пиво и на сцену, но потом решили, что это неуважительно по отношению к зрителям. Только вода.

Егор: — Курить на сцене — тоже ни в коем случае. Один раз только такое было: мы уже закурили, нас позвали на бис — так и пошли. Но этого не нужно было делать. Еще смешно, что вот сейчас в Израиле выступали, а организатор говорит: «Ну они ж из Беларуси — им нужно много пива!» — и несут по три бокала каждому. Говорю: «Нет, вы что, какое пиво!». Причем еще теплое было. (Улыбается.)

О сравнениях, себе и Беларуси

— В комментариях на YouTube иностранцы пишут, что вы «Joy Division с капелькой коммунизма», «а что если бы Depeche Mode родились в Минске?». Как вы относитесь к таким сравнениям?

Рома: — Это льстит. Хорошие же группы. Вот если бы с «Буераком» сравнивали — было бы обидно.

Паша: — Мне больше не нравится, когда люди говорят: «Так это ж просто „Кино“!»

Рома: — Ну а «Кино» — это ж просто The Cure.

Паша: — Послушай другую музыку: ты, кроме «Кино», ничего не знаешь просто. Есть огромное количество групп, которые похожи на нас гораздо больше.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Рома, у тебя Instagram и вообще сети с ником «рабочий класс». Что в это вкладывалось?

Рома: — Так я же штукатур! По-моему, это очевидно: рабочий класс, рабочая сила.

Паша: — Я, когда в группу пришел, сварщиком работал.

Егор: — Ну а я электрик. Это не шутка, так и есть.

Паша: — Помню, нам нужно было покупать билеты на наш первый концерт, который мы давали в Москве этим составом. Я тогда работал в 50 километрах от Минска в сварочном цехе, ребята приехали за мной, а я весь грязный, в одежде специальной, сварочной маске… Такая романтика рабочая получилась.

— Был такой момент, когда вы поняли: «Все, капец, поперло. Нас ждут в Европе»?

Егор: — Скорее это были не эмоции, а вопрос, что делать дальше: оставаться работать по специальности или бросать все и заниматься музыкой?

Паша: — Когда мы в апреле проехались в первом туре, где из 14 городов было 11 солд-аутов, вернулись и думали: «Ты понимаешь вообще, что происходит? Какого хрена?» Потом ты возвращаешься на стройку — и тебе там «иди сюда», «иди туда». А сейчас мы можем приехать из тура и заниматься тем, что нравится, а не идти на работу.

— В какой стране вам больше всего понравилось? Есть вообще время, кроме тура, чем-то заняться в этих поездках?

Паша: — Немножко времени есть, но абсолютно нет сил на это. Классно было, когда два дня выходных, и ты один день отсыпаешься, а второй день уже можно и сходить куда-то.

Фото со страницы vk.com/molchatdoma
Фото со страницы vk.com/molchatdoma

Егор: — Та же Саграда-Фамилия в Барселоне — мы просто жили рядом с ней, на одной ветке. На метро ехать 10 минут. Уже из последних сил собрались — это надо было увидеть. Кружок обошли — круто, классно, поехали домой.

Рома: — А я еще так не хотел… Дима, наш менеджер, спросил потом, как мне, отвечаю: «Ну что, бедный прораб! Столько строить. Понарисовывали, а ему расхлебывать».

(Смеются.)

— В Беларуси вам какие города нравятся?

Рома: — Барановичи. Нет, без шуток, Барановичи. Мы там играли два раза. Условия для концерта — никакие. Но публика делает все. Старые панки пришли послушать пост-панк.

 — А места в Минске, которые для души?

Паша: — «Карма» — маленький локальный бар. Мне очень нравится, уютно, все знают друг друга, а даже если нет, легко влиться в беседу.

Рома: — Для меня это район площади Победы — там, где улица Коммунистическая, есть какой-то шарм. И возле ТЭЦ-4 люблю гулять.

Паша: — Вот улица Октябрьская мне не нравится. Это модническое место. Одно из тех, где тусуются, потому что это просто модно. «Хулиган» туда же относится.

— Тогда почему вы назначили интервью здесь?

Рома: — Ну не в «Карме» же. (Улыбается.) Здесь много заведений и есть где машину поставить — удобно.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Последнее: назовите белорусские группы, которые тоже никто не знает, но вам обидно от этого, потому что они крутые.

Паша: — Nürnberg, Lubber Louie. Те же Dlina Volny, Weed & Dolphins.

Рома: — Да вот в клубе «Берлин» была тусовка, где выступали эти группы и еще NITE NITE NITE. Я, конечно, не фанат их творчества, но количество людей меня просто убило.

Егор: — Максимум 100 человек. Если бы такую тусу устроили в настоящем Берлине, в Германии, то там бы человек 500 пришло.

Рома: — Не, ну не 500, может, 200. Даже если их никто не знает, сделать рекламу — люди увидят, послушают, что это такое, и придут вживую посмотреть.

Все концерты в Минске и регионах

Читайте также

Фото: Евгений Ерчак, vk.com/petlia
«К Коржу я отношусь… никак». Илья Черепко-Самохвалов — о колдвейве, «Вечернем Урганте» и слэме
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
«Музыканты со мной неделю не разговаривали». Виталий Артист о том, почему распускает «Без билета»

Розыгрыш билетов!

Новый розыгрыш в приложении "Афиша TUT.BY"! Можно бесплатно получить билеты на интересное событие

0067477