Сериал "Мажор" Смотри сейчас


/ / Фото: moltheatre.by

В греческий город Фивы приходит чума. Народ взывает о помощи к царю Эдипу, но тот не знает, чем его подданные прогневали богов. Вскоре выясняется, что в городе находится убийца прежнего правителя, царя Лая. Пока преступник не понесет наказание, бедствия не прекратятся. Эдип решает найти убийцу, но не подозревает, какие тайны ему откроются. Так начинается спектакль «OEDIPUS» Гомельского молодежного театра, который TUT.BY рекомендует вам обязательно посмотреть.

Фото: moltheatre.by

Спектакль «OEDIPUS» («Эдип») первый раз показали в Минске. Причем достаточно быстро для Беларуси: со времени премьеры (май 2018-го) прошло всего полгода.

Удивляет другое. В столице, где сконцентрировано большинство театров, можно увидеть всего одну постановку режиссера Юры Дивакова — «Крестовый поход детей» (проект «АРТ Корпорейшн», показывается на площадке ОК16). В областном Гомеле — сразу несколько. И на это есть свои причины.

«Радикальные» постановки Дивакова (беру слово в кавычки, потому что ничего радикального там зачастую нет, это нормальный современный театр) для некоторых представителей академического искусства — как красная тряпка для быка. А сам он — далеко не самый желанный гость в таких коллективах.

Когда-нибудь в учебниках о белорусской театральной истории мы прочитаем о двух эпизодах, связанных с Диваковым. Первая связана с «Войцеком», триумфально поставленным им на малой сцене Купаловского в 2017-м и так же неожиданно снятым с репертуара (позже, отвечая на пресс-конференции на мой вопрос, худрук театра Николай Пинигин назвал спектакль «бесовщиной», которой не место на сцене, — а это верный признак того, что спектакль стал событием). В Новом драматическом театре и вовсе решили не доводить ситуацию до «опасной» черты. Шли репетиции спектакля «Клоп» по Маяковскому, но руководство коллектива отказалось от постановки на большой сцене с тем аргументом, что зрители на «Клопа» в режиссуре Дивакова не пойдут. Парадокс, но гомельские театральные чиновники оказались куда более прогрессивными и смелыми, чем их минские коллеги.

Фото: moltheatre.by
Эдип (Дмитрий Попченко), а также красотки-«куртизанки» (Диана Возчикова и Светлана Жукова)

Если бы меня попросили рассказать о Юре как режиссере одним словом, я сказал бы, что он формалист (подчеркну, что в этом слове нет отрицательного оттенка). Формалист в том смысле, что в своих поисках он все-таки идет не за словом и за не всегда за однозначным смыслом, трактовкой драматургического произведения, а за формой. При этом создавая свой театральный мир, живущий по его, диваковским, законам. Поиски эти, сложные и, скажем прямо, неоднозначные, давали разный результат.

В «Fable» Гомельского театра кукол я видел красоту ради красоты (если продолжить тавтологию, то эта красота показалась очень красивой), а в «Крестовом походе детей» непрерывная скороговорка воспринималась как стремление шокировать зрителя. При этом упомянутый «Войцек», а также стильная детская постановка «Плих и Плюх» Гомельского театра кукол, где царил черный юмор, вызывали восхищение.

Парадокс, но моим любимым режиссером Диваков никогда не был. Уважал его? Да. Восхищался его творчеством? Все-таки нет. Если быть совсем честным, я никогда не кайфовал от его спектаклей сердцем. Но при этом в лучших спектаклях кайфовал умом.

При этом как-то незаметно, буквально за несколько лет Диваков превратился из андеграундного творца, показывающего свои проекты на фестивале «Plastforma» (Юра выступал как сооснователь могилевской группы перформеров «Лаборатория фигур Оскара Шмеллера»), в одного из белорусских театральных ньюсмейкеров, творчество которых (при всем различии последующих оценок) обязательно для просмотра.

Фото: moltheatre.by
Иокаста (Галина Анчишкина)

Спектакль «OEDIPUS» по пьесе Софокла лишь закрепил этот статус. Хотя эта постановка несколько отличается от других работ Дивакова. Как минимум отказом от умышленного чрезмерного усложнения. Но упрощения режиссерской мысли здесь нет. Наоборот, режиссерская идея воплощена удачно и интересно. Поэтому даже несколько удивительно видеть этот спектакль на Нацпремии именно в секции «Эксперимент». Впрочем, то, что для белорусского театра будущее, в других странах — давно уже настоящее.

История об Эдипе, которую рассказывает Диваков, — вовсе не о беспощадной античной предопределенности. И не о христианском всепрощении (именно так эту историю решил в Русском театре режиссер Борис Луценко. Его «Эдип» — один из тех спектаклей этого коллектива, которые стоит обязательно посмотреть).

Это история о нас с вами, рассказанная современным театральным языком. Реалии нашего ироничного, жесткого, даже «стебного» времени проступают в деталях: если герой выходит на авансцену, то со световым мечами, заимствованными из «Звездных войн», если перед нами величественный греческий хор, то он превращается в дуэт двух красоток-«куртизанок» (Диана Возчикова и Светлана Жукова), гуляющих по сцене, как по подиуму, а позже и вовсе перевоплощающихся в героев-мужчин. Сначала игра «куртизанок» в бадминтон воспринимается как штамп (за последнее время несколько раз видел эту игру на сцене). А потом понимаешь, что именно так можно показать движения молодого тела глазами состарившегося сладострастника: если не радоваться жизни самому, то хотя бы «невинно» раздевать глазами тех, кто перед ним.

Фото: moltheatre.by
Эдип (Дмитрий Попченко) и Тиресий (Ярослав Кублицкий)

«Однажды достигает все предела! Хочу назад, хочу назад!» — поют девушки (не будем забывать, что именно хор транслировал в античной трагедии основные идеи) и дают подсказку к одной из ключевых режиссерских идей. Если в том же Русском театре Эдип Руслана Чернецкого находился в расцвете сил, то молодость и подвиги гомельского Эдипа (Дмитрий Попченко) отошли в прошлое.

Этот старик, который как будто сошел со страниц маркесовской «Осени патриарха» и едва передвигается на кривоватых ногах, иногда кажется запуганным ребенком, который прячется от бедствий и проблем в своем кресле (рядом с которым — кислородная маска). Но раскрывается в беседе с Креонтом (Сергей Трухин), именно там Эдип — настоящий. Тогда понимаешь, что перед тобой тиран, похожий на мерзкое насекомое.

Ужас в душе Эдипа является вовсе не потому, что он убил человека (к тому же своего отца) — для него это не проблема. И даже не потому, что взял в жены свою мать, даже не зная об этом. Полагаю, Диваков намеренно отдал роль Иокасты Галине Анчишкиной, которая визуально выглядит старше своего сценического супруга. Пожалуй, она сознательно ведет себя по отношению к нему как мать и успокаивает его именно как ребенка, а не супруга. Пожалуй, внимательный зритель, даже не читавший Софокла, уже подготовлен к новости об их кровных отношениях.

Фото: moltheatre.by
Психотерапевт (Сергей Чугай)

Стремясь остаться героем с безупречной биографией, Эдип словно стремится вычистить небольшое грязное пятнышко на белоснежной скатерти. По мнению критика Ксении Дубовской (с которой я полностью согласен), главный герой и вовсе оказывается на приеме у Психотерапевта (актер Сергей Чугай). Но Эдип открывает ящик Пандоры — и возникает ужас. Потому что правда о прошлом, ненужная правда, которую не скрыть, в конце концов уничтожит репутацию Эдипа, его славу, перечеркнет все, сделанное им.

В финале главный герой, потрясенный этой правдой и ненужной исповедью (не)случайных свидетелей, на мгновение забудет о старости, вернется в молодость и вопреки всем олимпийским богам решит свою судьбу самостоятельно.

«OEDIPUS» Софокла 16+

Перевод с древнегреческого: Сергей Шервинский

Режиссер-постановщик: Юра Диваков

Художник-постановщик: Таня Дивакова

Композитор: Эрик Орлов-Шимкус

Видеорежиссер: Дина Данилович

Автор песен: Дмитрий Ермолович-Дащинский

Художник по свету: Юра Диваков

Премьера: 18 мая 2018 года

Продолжительность: 1 час 20 минут без антракта

  • При проведении банкета в ресторане молодожены и именинники обслуживаются бесплатно! У фонтана
  • Скидка 50% на вечернее меню при 5-ом посещении ресторана У фонтана
Все заведения
0067166