Служебный роман Смотреть онлайн


/

Столичный фестиваль ТЕАРТ в самом разгаре. Белорусская программа уже почти завершилась, международная — только начинается. TUT.BY сходил на спектакль «Новая земля» Брестского театра кукол и разобрался, почему произведение Якуба Коласа, несмотря ни на что, актуально до сих пор.

Фото: Марина Карпович, teart.by
Фото: Марина Карпович, teart.by

Сначала несколько слов о личном. Ведь «Новая земля» для меня — не чужое произведение. Мой дедушка, доктор филологических наук, был одним из ведущих специалистов по творчеству Якуба Коласа. А его кандидатская, защищенная в далеком 1963-м, была посвящена истории создания «Новой земли». Надо ли говорить, что классик белорусской литературы давно воспринимался мной едва ли не как близкий родственник?

Но вот парадокс. Гордился ли я своим дедом? Безусловно! Слушал ли его рассказы о личности и произведениях Якуба Коласа? Естественно! Перечитывал ли «Новую землю»? Если честно, то нет. Казалось, что одного прочтения вполне достаточно.

Ничего удивительного в этом нет. Исследователи характеризуют «Новую землю» как «энцыклапедыю жыцця беларускага сялянства канца XIX — пачатку XX стагоддзяў». А в наше время лучшей антирекламы не найти. Оставлю эмоциональные оценки в стороне и констатирую: белорусы во многом потеряли генетическую связь с крестьянской культурой первой половины ХХ века. Для горожан в третьем поколении деревня ассоциируется в лучшем случае с бабушкой-дедушкой, в худшем — с дачей. А значит, традиционная белорусская культура далека от них как никогда и воспринимается как мир давно исчезнувшей планеты.

Фото: Марина Карпович, teart.by
Фото: Марина Карпович, teart.by

Именно поэтому постановка «Новой земли» в Брестском кукольном театре была, без преувеличения, серьезным риском, который во многом оправдался.

Разумеется, весь текст лиро-эпической поэмы Якуба Коласа, достаточно большой по объему, не мог полностью прозвучать в полуторачасовом спектакле. Но, несмотря на серьезные купюры, литературная основа сохранена, текст тактично перемонтирован, а сам спектакль, что немаловажно, закольцован. Брестская версия «Новой земли» начинается и завершается попыткой главных героев «купіць зямлю, // прыдбаць свой кут, // Каб з панскіх выпутацца пут, // І там зажыць сабе нанова: // Свая зямля — вось што аснова!».

Прежде всего, спектакль «Новая земля» визуально очень красивый, стильный и атмосферный. Музыка принадлежит Александру Литвиновскому, сценография — Татьяне Нерсинян. Без преувеличения, их звезды на белорусском театральном небосклоне разгораются все ярче и ярке.

Фото: Марина Карпович, teart.by
Фото: Марина Карпович, teart.by

В глубине сцены установлен помост. По нему, словно по модельному подиуму, пройдут поры года (причем каждая из них имеет свой законченный образ). В одной из сцен появится мрачная фигура всадника на коне, а в другой — тучи. Дядька Антось устроит заплыв, а из-за этого помоста появится фигура лесничего. Настоящее пиршество фантазии! Этот яркий и почти сказочный мир во многом контрастирует с приземленно-бытовой жизнью главных героев. Основное действие разворачивается на авансцене. Часть — за обычным столом, что лишний раз говорит о скромном материальном достатке белорусских крестьян.

Спектакль Янушкевича продолжает тенденцию, свойственную отечественной сцене и направленную на синтез кукольного и драматического театров. Для обычных читателей объясню попроще: классических кукол, с которыми у нас ассоциируется с детства кукольный театр (и о которых, к примеру, писала в своем «Синдроме Петрушки» Дина Рубина), в спектакле нет. Поэтому навыки игры, свойственные драматическим актерам, начинают играть в этом спектакле особую роль.

Режиссер Александр Янушкевич сделал акцент на звучание оригинального текста Якуба Коласа. Достаточно смелый ход: как оказалось, Роман Пархач (Михась) и Лилия Верста (Ганна) впервые в своей карьере исполнили главные роли, да еще и вышли из-за ширмы и сыграли как драматические актеры. В спектакле это стало камнем преткновения. Ведь в отличие от характерных героев (к примеру, деда Юрки в исполнении Ивана Герасевича) текст этому дуэту до конца не покорился. Если точнее, они произносили его несколько по-бытовому, не делая акцентов и не открывая в коласовских строках каких-либо подтекстов.

Видео: TOMINBY

О возможных причинах я писал выше — реалии «Новой земли» как энциклопедии крестьянской жизни далеки многим белорусам как жителям городским. Другой вопрос, что даже в таком случае в эту культуру надо вживаться, чего не случилось. Вот почему отдельные сцены (особенно это заметно в первом действии) выглядели несколько иллюстративными и бытовыми (к примеру, это касается сцены с «директором», который учил детей Михала и Ганны). А в общей картине спектакля нет-нет, да проявлялась определенная фрагментарность.

Эти факторы могли бы серьезно повлиять на окончательный художественный результат, но Александр Янушкевич однозначно входит в достаточно узкий список белорусских топ-режиссеров. То есть их обычные спектакли зачастую впечатляют больше, чем работы отдельных мэтров, отмеченных премиями и званиями. В «Новой земле» Янушкевич продемонстрировал удивительную режиссерскую изобретательность, смело и оригинально решив ряд сцен.

Сцена из спектакля "Новая зямля". Фото: teart.by
Сцена из спектакля «Новая зямля». Фото: teart.by

Вот Михась вместо коня впрягается в воз и фактически тащит на себе жену и детей. Так его путь и переезд на новое место воспринимается едва ли не как восхождение на Голгофу. Янушкевич показывает страдания главного героя, никогда не знавшего богатства и все время мечтавшего о собственной земле и свободе. Мучения Михала понятны, ведь ему приходится переезжать на новое место со всем добром, оставляя арендованную землю, которую они обрабатывали столько лет.

Второй эпизод. Ганна, жена Михала, рожая ребенка, не просто избавляется от бремени, а буквально выкидывает младенца на руки домашнему святому. А кроме того — суровому мужскому миру и неведомому будущему, которое ждет ее ребенка.

В заслугу Янушкевичу можно и нужно поставить тактичность (именно в этом ключе решена интимная сцена) и тонкий юмор (в хате героев оживает домашняя икона; в одном из эпизодов героиня выходит за кулисы еще беременная, а выходит с ребенком на руках). Многие другие эпизоды также воплощены ярко и оригинально.

Сцена из спектакля "Новая зямля". Фото: teart.by
Фото: teart.by

Парадокс, но спектакль «Новая земля» лучше всего воспринимался в тех фрагментах, когда вместо буквального озвучивания текста начиналась его режиссерская интерпретация. Во втором действии слов становится меньше, спектакль набирает силу, и в финале Янушкевич вышел на уровень глубокого философского обобщения. Частная история Михася, Ганны, их детей, Антося, брата Михала, превратилась в притчу о жизни и смерти человека, о тщетности изменить законы, установленные природой и Богом.

Если быть честным, после спектакля перечитать «Новую землю» мне не захотелось. Это минус актерам. Ведь, по гамбургскому счету, до уровня коласовского текста дотянулись далеко не все. Но это плюс Якубу Коласу, которого, как оказалось в очередной раз, вовсе не стоит сбрасывать с корабля современности. Его текст остается актуальным и тогда, когда крестьянская культура, певцом которой он являлся, уже во многом ушла в прошлое.

«Новая земля» (премьера состоялась в сентябре 2017 года) стала дебютом Александра Янушкевича в качестве главного режиссера Брестского театра кукол. Приход в театр постановщика такого уровня — большая удача, и спектакль это доказал. Кстати, «Новая земля» вошла в число финалистов Национальной театральной премии. 23 ноября ее можно будет увидеть в Минске еще раз.

«Новая земля» 14+

Брестский театр кукол

Режиссер-постановщик — Александр Янушкевич.

Художник-постановщик — Татьяна Нерсисян.

Композитор — Александр Литвиновский.

Спектакль идет на белорусском языке.

Все фильмы онлайн
Все фильмы онлайн
Все фильмы онлайн
0062762