Сериал "Кухня" Смотреть онлайн


/

Купаловский театр закрыл и фактически одновременно открыл театральный сезон. После предпремьерного показа спектакля «Сон в купальскую ночь» труппа ушла в отпуск. Но уже через месяц пьеса Уильяма Шекспира будет показана всем зрителям. Какой получилась новая постановка — в материале TUT.BY.

Сцена из спектакля "Сон у купальскую ноч". Фото предоставлено Национальным академическим театром Янки Купалы
Сцена из спектакля «Сон у купальскую ноч». Фото предоставлено Национальным академическим театром Янки Купалы

Многие годы Купаловский начинал сезон со своей знаменитой ретро-«Павлинки». В ее замене на «Сон» так хочется увидеть новые акценты при формировании будущего репертуара, но причина куда прозаичнее. Показ спектакля требует особой технической подготовки. Зрители будут сидеть как на обычных местах в партере, бельэтаже и балконе, так и на сцене. В центре последней находится куб с голографическим покрытием, в котором, собственно, и разворачивается большая часть действия. Логично, что такой спектакль стоит показывать лишь блоками, когда несколько показов идут один за другим, и потребуется время, чтобы привести сцену и зал в привычный вид. Впрочем, для зрителей в этом есть свой плюс: просмотр «Сна» с разных точек (как минимум со сцены и из зала) гарантирует совершенно разное восприятие спектакля.

«Сон в купальскую ночь» (уточним, у Шекспира ночь называется летней, на «купальскую» она заменена сознательно) — пожалуй, второй спектакль театра со времен реконструкции, ставка в котором так откровенно сделана на возможности сцены. Первый блин — спектакль «Тата» (2014) — в техническом плане оказался комом (ставка на машинерию временами выглядела показной) и довольно быстро вышел из репертуара. А вот во «Сне» техническое и визуальное оформление спектакля (художник по свету — Николай Сурков, создатели видеоконтента — Глеб Куфтерин и Михаил Митьков) оставляет очень сильное впечатление.

Сцена из спектакля "Сон у купальскую ноч". Фото предоставлено Национальным академическим театром Янки Купалы
Сцена из спектакля «Сон у купальскую ноч». Фото предоставлено Национальным академическим театром Янки Купалы

Не сомневаюсь, что это достаточно дорогое удовольствие. Но большие траты по-своему объяснимы. В одном из интервью перед премьерой режиссер Андрей Прикотенко упомянул, что рассчитывает представить «Сон в купальскую ночь» на российском фестивале «Золотая маска». Соответствует ли спектакль его уровню, вопрос спорный. После той же «(А)поллонии» Варликовского, показанной на одном из фестивалей ТЕАРТ, Россию кубом вряд ли удивишь. Не говоря уже о Европе.

Впрочем, в последнее время из репертуара Купаловского по разным причинам ушли все немногочисленные спектакли, которые можно показывать не только в Беларуси, но и на зарубежных гастролях («Офис», «Дон Жуан», «Вяселле» и «Войцэк»). Поэтому финансовый риск объясним.

Но вернемся к сценографии. Лично у меня куб (художник — Ольга Шаишмелашвили) вызывает сразу несколько ассоциаций. Это может быть площадка очередного ток-шоу, действие которого происходит «за стеклом», на виду у всех. А еще куб может выступать как обобщенный символ виртуального мира. Недаром лесной дух Робин (Павел Харланчук), чьи действия выступают главным двигателем сюжета, буквально не отрывается от мобильника. Изображение с последнего, а также с одной из камер и выводит на стены этого павильона то слова, то портреты героев.

Сцена из спектакля "Сон у купальскую ноч". Фото предоставлено Национальным академическим театром Янки Купалы
Сцена из спектакля «Сон у купальскую ноч». Фото предоставлено Национальным академическим театром Янки Купалы

Образ Робина — ключ к решению всей шекспировской истории. Согласно одной из сюжетных линий пьесы (всего их три, но не будем пугать читателя всеми), молодые жители Афин бегут из города, где находятся под присмотром родных, и отправляются в лес. Оберон (Александр Казелло), хозяин Робина, приказывает лесному духу дать волшебное зелье юноше, который игнорирует влюбленную в него девушку. Но Робин перепутывает этого героя с другим, после чего одна пара оказывается разрушенной, а на девушку, еще вчера нелюбимую, претендуют сразу двое.

В действиях купаловского Робина (как, впрочем, и во всем спектакле) нет ни проказ, ни феерии. Купаловский «Сон» несколько холоден и достаточно рационален. Обаятельному «интеллигенту» Робину не так уж важно, с кем будет вместе тот или иной герой. Фотографии парней и девушек мелькают в его телефоне, словно в ленте «Фейсбука», и герой Харланчука меняет их судьбы одним кликом, как это зачастую происходит в постиндустриальную эпоху. А во время одной из сцен, когда молодежь выясняет отношения, на кубе появляется портрет Оберона, который следит за ними, словно режиссер ток-шоу.

Сцена из спектакля "Сон у купальскую ноч". Фото предоставлено Национальным академическим театром Янки Купалы
Сцена из спектакля «Сон у купальскую ноч». Фото предоставлено Национальным академическим театром Янки Купалы

В спектакле «Сон в купальскую ночь» очень много слов, и их появление на поверхностях куба стильно, эффектно и красиво. Сначала они пишутся на экране по-английски и по-белорусски, потом только по-белорусски. Они мелькают и мельтешат, складываются в слова и предложения. Но мир шекспировских слов, увы, далеко не всегда становится миром Шекспира. Чрезвычайно быстрый темп, с которым озвучиваются реплики, разумеется, соответствует современной, быстрой и зачастую нервной манере выражаться. Благодаря удачному, «козырному» месту, где я сидел, большинство слов я услышал. А вот знакомые, которые сидели подальше, понимали далеко не все (как звучащий в спектакле рэп, так и обычные реплики актеров).

Впрочем, последний упрек меньше всего касается артистов среднего поколения. Речь о двух дуэтах: «героическом» и «комедийном», которые находятся на высоте. «Героический» дуэт олицетворяют задумчивый, немногословный и несколько уставший философ Оберон (интересный образ Александра Казелло) и Титания (достойная и ровная работа Юлии Шпилевской). В «комедийном» солируют упоминавшийся Робин (Павел Харланчук) и Мотовила (Михаил Зуй).

Сцена из спектакля "Сон у купальскую ноч". Фото предоставлено Национальным академическим театром Янки Купалы
Сцена из спектакля «Сон у купальскую ноч». Фото предоставлено Национальным академическим театром Янки Купалы

А вот к молодым исполнителям, которые воплотили два дуэта влюбленных героев, есть вопросы. Пока козырь Антонины Дубатовки (Елена), Иларии Шашко (Гермия), Михаила Свито (Лизандр) и чуть более старшего Павла Остроуха (Деметрий) — молодость и эффектная внешность. Но проблемы этих актеров не только в их дикции. «Молодняк» зачастую грешит чрезмерными эмоциями. В результате вместо проработки образов мы видим много шума, суеты, крика — а иногда больше ничего. Особенно это чувствуется в сценах, когда визуальное решение спектакля отходит на второй план. Увы, молодые актеры пока не вытягивают действие. К тому времени к визуальным эффектам уже привыкаешь, и спектакль начинает немного «провисать».

В результате «Сон в летнюю ночь» перестает быть полноценной комедией, как это заложено у Шекспира. Возможно, это сознательный режиссерский ход. Не зря спектакль имеет подзаголовок «Песни эльфов». Но при этом образы Робина и Мотовилы как раз решаются комедийно (и удачно). А вот образы влюбленных — нет. Их выяснения отношений иногда напоминают бессмысленные и беспощадные разборки на советской коммунальной кухне, где нет правых и виноватых, а отличить героев между собой порой проблематично.

Сцена из спектакля "Сон у купальскую ноч". Фото предоставлено Национальным академическим театром Янки Купалы
Сцена из спектакля «Сон у купальскую ноч». Фото предоставлено Национальным академическим театром Янки Купалы

Кстати об эльфах. Их роли исполняют шесть актеров (в том числе и Дмитрий Есеневич, не последний человек в купаловской труппе). Но после спектакля остается впечатление, что их потенциал не был реализован в полную силу. По сути, в спектакле есть только один эпизод, в котором эльфы непосредственно влияют на развитие сюжета, — речь о ситуации, когда ими едва ли не помыкает Мотовила (блестящая роль Михаила Зуя, чей герой удивительно целен в своей неуклюжести и угловатой пластике). За остальное время они несколько раз пробегают через всю площадку, словно посетители «Ждановичей», закупившиеся оптом, а затем рассекают сцену на гироскутерах. Редко кто из актеров откажется от такого занятия в рабочее время. Но если полеты Робина на гироскутере вызывают улыбку, то появление эльфов быстро приедается и воспринимается как внешний эффект — ради внешнего эффекта. Впрочем, отчасти это относится и к некоторым другим элементам спектакля.

Пьеса Шекспира звучит на сцене Купаловского в переводе поэта Алеся Рязанова, живого классика белорусской литературы. И это еще один аргумент сходить и увидеть этот необычный эксперимент. Да, «Сон в купальскую ночь» вряд ли станет потрясением для завсегдатаев ТЕАРТа или проекта TheatreHD (показ спектаклей на экранах кинотеатра), но он выбивается из общего традиционного репертуара гостеатров.

Сцена из спектакля "Сон у купальскую ноч". Фото предоставлено Национальным академическим театром Янки Купалы
Сцена из спектакля «Сон у купальскую ноч». Фото предоставлено Национальным академическим театром Янки Купалы

Ближайшие показы — в сентябре. Только не забудьте выключить во время спектакля мобильные телефоны. Судя по «Снам в купальскую ночь», полное погружение в виртуальный мир куда опаснее, чем кажется на первый взгляд.

«Сон у купальскую ноч»

Рэжысёр-пастаноўшчык: Андрэй Прыкатэнка

Сцэнаграфія і касцюмы: Вольга Шаішмелашвілі

Кампазітар: Іван Кушнір

Харэограф: Дзмітрый Бяззубенка

Стварэнне відэакантэнту: Глеб Куфцерын, Міхаіл Міцькоў

Мастак па святле: Мікалай Суркоў

Пераклад з англійскай мовы: Алесь Разанаў

Наступныя паказы: 7, 8 і 9 верасня, 2, 3, 30 і 31 кастрычніка (пачатак у 19.00)

Все фильмы онлайн
Все фильмы онлайн
Все фильмы онлайн
0063385