Чемпионы Смотреть онлайн


/ Фото: Надежда Бужан /

Как часто вы слышите выражение «Пойдем на чай?». Обычно за этим скрываются тихие, домашние посиделки. Но только если это не холодный, освежающий напиток, а пьют его активные и молодые минчане. Вместе с FUZE TEA в рамках проекта «Идем на чай» мы отправились к Оле Смок, организатору музыкального фестиваля Mirum, и расспросили ее о том, почему гонорар хедлайнеру приходится уменьшать в два раза, что для белорусов важнее: цена за билет или уровень артиста, и почему на белорусских фестивалях не раздают пледы и дождевики, как это делают на некоторых зарубежных ивентах. Мы также узнали, как Оля совмещает работу и хобби и как отдыхает после многомесячного «марафона» с подготовкой к фестивалю.

Оля Смок, 23 года. Организатор Mirum Music Festival, PR-менеджер в компании Gismart, меломан. Всегда хотела быть связана с музыкой и организацией мероприятий. Считает, что она на своем месте.

«Когда училась, многим занималась на парах: вела переписки, писала пресс-релизы»

Мы встречаемся с Олей у нее дома. Девушка располагается около виниловых проигрывателей, которые стоят прямо напротив кровати, и предлагает рассказать предысторию создания фестиваля Mirum.

Справка TUT.BY. Mirum Music Festival — это ежегодный open air фестиваль, проходящий у стен Мирского замка. В разные годы в Мир приезжали Onuka, Red Snapper, Нино Катамадзе, Jamala, Beissoul & Einius.

— Все начиналось в 2012 году с Егора Захарко. Егор — главный организатор фестиваля, сейчас он живет и работает в Мире. Учился Егор в Литве, и одним из отправных пунктов для появления идеи о фестивале был концерт Moby в Тракайском замке и другие музыкальные мероприятия, проведение которых в Беларуси представить было сложно. Однажды в Мире, во время отдыха с друзьями, посмотрев на луг за кафе-баром «Мирум», которым занимается семья Егора, ребята задались вопросом: «Почему бы там не провести вечеринку?» В 2012-м это была вечеринка для своих. В 2013 году привезли с большего электронных музыкантов и диджеев — Dave DK, Vakula, Vidis, а также литовских музыкантов Leon Somov & Jazzu. После этого «фестиваля» пришло понимание, что есть потенциал и можно двигаться дальше.

К организации проекта Оля подключилась не сразу. В 2014 году она приехала на Mirum волонтером.

— Занималась аккредитацией, работала на входе. После фестиваля написала Егору, мол, так и так, вот эти процессы можно было бы сделать лучше. Он ответил что-то в духе: «Да-да, я знаю, но у нас маленькая команда, не получается всему уделить внимание», — и предложил подключиться к организации в следующем году. Я согласилась, быстро влилась в процесс, и мы стали делать фестиваль вместе. На самом деле у нас и сейчас команда очень маленькая. Возможно, в этом корень наших маленьких бед. Мне делегировать довольно сложно, и получаться стало только в прошлом году. Все стало намного проще. 

Оля всегда занималась мероприятием параллельно с основной работой. А еще раньше была учеба в БГЭУ на факультете маркетинга. На дневном.

— Тогда я многим, конечно, занималась на парах: переписками, пресс-релизами, — улыбается героиня. — Какие-то вопросы удавалось решать до работы. Какие-то — после, ночью, в обеденный перерыв. Приходилось и во время трудового дня выходить, говорить по телефону. У меня и тогда была, и сейчас такая работа, что я могу себе это позволить: график гибкий и главное — выполнить свои задачи. Совмещать сложно, но когда в этом постоянно варишься, жить по-другому ты уже не можешь. И когда тебе нечего делать, ты думаешь: что-то не так. Наверное, это такой стиль жизни.

«Самое сложное для меня — разговоры о деньгах»

Среди любителей опен-эйров Mirum иногда называют самым атмосферным белорусским фестивалем. Интересуемся у Оли — почему?

— Во-первых, природа. Во-вторых, Мирский замок с потрясающе красивым озером рядом. Руку протяни — стоят деревенские дома. И, конечно, наши гости. Аудитория фестиваля — это концентрация любви и добра. Все это создает домашнюю, семейную атмосферу, которую нам удается сохранять на протяжении нескольких лет.

Организация мероприятий — специфическая работа. До Mirum опыта у Оли в этом почти не было: раньше она была волонтером и немного помогала устраивать культурные и IT-мероприятия. Самым сложным в первое время были разговоры о деньгах.

— Гонорары были моей самой большой болью. Мне всегда было очень сложно сбивать цену. А в музыкальном бизнесе это абсолютно нормальная практика, к которой все уже привыкли. Каждый раз я проходила через душевные муки. Говорила: «Егор, ну не могу я им меньше предложить». А он мне: «Оля, надо!» В итоге сейчас я иногда спокойно сбиваю цену в два раза.

Девушка рассказывает, что чем меньше артист известен, тем проще с ним договориться. Некоторые группы выступали на «Мируме» бесплатно, фестиваль оплачивал только транспорт и расходы на проживание.

— С крупными артистами все иначе. Если они запрашивают гонорар в 40 тысяч рублей, мы начинаем торговаться и предлагаем, например, 20 тысяч. В итоге или артист соглашается, или мы приходим к какому-то ценовому компромиссу. Артист может и отказаться, но только если у него есть более выгодное предложение на эти даты. Никто не хочет терять такие деньги.

При идеальном раскладе, говорит Оля, с артистами лучше связываться еще осенью. И оговаривать все «на берегу».

— Обычно мы ставим условие: артист не может выступать за два месяца до и месяц после от даты нашего фестиваля в Беларуси. Но однажды (почему-то я забыла об этом написать музыкантам) одну группу, которую мы забукировали, пригласили также и на другой фестиваль в Минске. Объявляется программа, я в шоке: «Что? Как?» У нас разница между мероприятиями — две недели. Мы были вынуждены отказаться от группы — хорошо, что еще не успели ее объявить.

«Для белорусов важны месторасположение, цена и артисты вкупе»

Оля не скрывает, что за все время существования фестиваля «в ноль» организаторы вышли только один раз. Все остальные мероприятия ушли «в минус». Максимум посетителей на Mirum Music Festival было в 2016 году — около трех с половиной тысяч человек. В прошлом году, например, Mirum пересекся по дате с другим крупным фестивалем. Оля говорит, что летних выходных не так много и не пересекаться сложно. Но как тогда белорусу выбрать «свой» фестиваль?

— Для меня как для посетителя самое важное — это лайн-ап. Месторасположение не имеет особого значения, я бы поехала и в деревню в Гомельской области, если там выступает артист, которого я хочу послушать. Но для большинства белорусов, на мой взгляд, факторы месторасположения, цены и состав артистов работают вкупе. К сожалению, до Мира доезжают не все, кто пришел бы, если бы мы проводили фестиваль в Минске.

В этом году белорусам предложили много отличных фестивалей, считает промоутер. И это хорошо: мероприятия стараются выделяться, расти. Совсем недавно прошедший Stereo Weekend показал очень хороший уровень. Организаторы большие молодцы. С нетерпением жду фестиваля SPRAVA.

— От конкуренции все выигрывают. В Беларуси редко возникают конфликты из-за артистов, хотя привезти многие фестивали хотят одних и тех же. Я за то, чтобы фестивалей становилось больше, и разных. Звучит утопически, но хочется, чтобы когда-нибудь не мы ездили на Primavera Sound в Барселону, а чтобы Барселона ездила к нам.

— Можем ли мы привлекать в Беларусь не иностранными, а местными артистами? Человек с одной из самых больших аудиторий на сегодня — Макс Корж — не заявлен ни на одном нашем фесте.

— Это вопрос нашей музыкальной сцены, а это большой и долгий разговор. Очень популярных исполнителей с широкой аудиторией у нас пока нет. Кроме Макса Коржа можно вспомнить разве что ЛСП. В Украине знают Naviband, но не думаю, что много украинцев приедет ради них в Беларусь.

— Важный для пользователей вопрос: почему некоторые организаторы скрывают тайминг мероприятия до последнего?

— Нам, как организаторам, которые с любовью собрали лайн-ап, хочется, чтобы наши гости с одинаковым удовольствием послушали всех артистов, от первого до последнего, а не только хедлайнера. Потому что мы приглашаем музыкантов, которые делают объективно качественный продукт и с кем очень хотелось бы познакомить белорусов.

«Белорусский бренд редко может выделить фестивалю больше 10−20 тысяч рублей»

Оля считает, что отличить фестиваль, организованный крупным концертным агентством, от фестиваля, организованного командой, в первую очередь горящей идеей, довольно просто. Во втором случае в мероприятии намного больше души. Это всегда видно, считает девушка. Себя она, конечно, относит ко второй категории: в первую очередь, из-за некоммерческого подхода.

— Мы много путешествуем, видим, как похожие мероприятия делают за границей. В процессе организации мы ставим себя на место аудитории, хотим, чтобы всем было хорошо. Заработок — не наша первичная цель. Конечно, всем хотелось бы получать деньги за свою работу, но в первую очередь, мы делаем это для людей и для себя. Я знаю, что многие хотели бы пригласить в Беларусь классных музыкантов и диджеев. На Mirum я хотела бы привезти, например, Kamaal Williams Ensemble — это очень крутой лондонский инструментальный соул. Но я понимаю, что в Беларуси их знает максимум десять человек: я и несколько моих друзей и знакомых. Это будет просто «привоз для себя», поэтому в рамках Mirum Music Festival, где каждая копейка на счету, мы не можем себе этого позволить. Но если бы были бренды, которые были бы готовы поддерживать мероприятия с качественной высококлассной музыкой, то пусть знают, что мы тоже очень хотим и знаем, как это сделать, нам просто не хватает денег.

Собеседница рассказывает, что с поддержкой брендов у белорусских фестивалей пока не совсем складывается.

— Есть проблема бюджетов. Сегодня белорусский бренд редко может выделить фестивалю больше 10−20 тысяч белорусских рублей. И то — эти деньги идут на гонорар артисту. Ни о какой промо-продукции речи не идет. 100-тысячный шестидневный Atlas Weekend в Киеве может раздавать гостям дождевики и пледы, потому что у них совершенно другие бюджеты. Хотя проблема не только в этом: многим бренд-менеджерам и руководителям не хватает понимания, что музыкальный фестиваль — одна из лучших возможностей достучаться до сердец и кошельков целевой аудитории, донести ценности своей компании до аудитории наиболее эффективным способом. Нам очень хотелось бы делать интересные коллаборации с брендами, поэтому если фестиваль состоится в следующем году, мы хотели бы поменять площадку (в Мире) на более крупную, где сможем реализовать классные интеграции.

«На следующий день после фестиваля мы все вместе отдыхаем»

Просим Олю вернуться к вопросам «внутренней кухни» и рассказать, как она коммуницирует с Егором Захарко. По словам девушки, фестиваль организовывается в переписке. Так решаются буквально все вопросы, а вот встречаются или даже созваниваются по телефону организаторы редко.

— Самая горячая пора — неделя до фестиваля, день до него и сам фестиваль. Это довольно непростой период. Ты как выжатый лимон. После нужно брать отпуск, чтобы собраться с мыслями и с новыми силами идти на работу.

На следующий после фестиваля день команда дает себе время на то, чтобы расслабиться и наконец провести время вместе.

— После окончания фестиваля мы высыпаемся, убираем с волонтерами территорию, вместе завтракаем. Потом с командой и друзьями едем на речку, купаемся, обсуждаем, как все прошло. Делимся впечатлениями, рефлексируем, читаем первые пост-релизы.

В остальное время девушка любит расслабляться, читая книги или слушая музыку. Оля считает, что время для себя — это, в первую очередь, время наедине с собой.

— Я общаюсь с большим количеством людей в силу образа жизни, но активное общение забирает довольно много душевных сил, которые периодически нужно восстанавливать. Тогда я провожу свое свободное время в одиночестве. А вообще, отдых происходит довольно стихийно. Больше всего я люблю пешие прогулки, встречи с друзьями, субботние или воскресные завтраки не дома, поездки за город.

Оля говорит, что не работает как белка в колесе 24/7: она не тот человек, который будет спать 2−3 часа за ночь, только чтобы выполнить всю свою работу как можно скорее.

— Конечно, дедлайны никто не отменял и переработки могут произойти несколько раз в год. Но это скорее исключение, — объясняет девушка. — Люблю, когда все в меру: и работа, и отдых дозированы. Я по сути не трудоголик, поэтому редко перерабатываю и устаю так, чтобы захотелось куда-то надолго уехать. Недельного отпуска и нескольких поездок куда-то на выходные за сезон мне достаточно.

Состоится ли Mirum Music Festival в этом году, пока неясно: хедлайнер забронирован, но денег на проведение фестиваля до последнего не было.

— В какой-то момент мы решили, что сделаем перерыв в этом году. Потом внезапно финансирование появилось, но возникли другие сложности. Поэтому пока еще ждем. Если фестиваль состоится, читатели TUT.BY, думаю, узнают об этом первыми. 

Партнер проекта:
Новый Fuze Tea — это необыЧАЙно вкусный напиток, в котором фрукты или ягоды сочетаются с экстрактом чая. Не пытайтесь представить себе этот вкус — просто попробуйте!

Все фильмы онлайн
Все фильмы онлайн
Все фильмы онлайн
0059398