/

6 марта Министерство культуры объявило конкурс на организацию и проведение юбилейного, 25-го Минского международного кинофестиваля «Лiстапад». Что стоит за этими словами и почему такой подход может убить главный фестиваль страны, объясняет AFISHA.TUT.BY.

Что случилось?

Министерство культуры в марте объявило конкурс на организацию и проведение «Лiстапада-2018». Стоимость закупки — 350 тысяч рублей. В эту сумму, согласно конкурсным документам, должны быть включены проведение и организация церемонии открытия и закрытия юбилейного фестиваля, аренда сценического оборудования, оплата затрат по приглашению гостей и прочие расходы по проведению кинофестиваля. В числе требований к победителю конкурса — привлечение внебюджетных средств, необходимых дополнительно для финансирования фестиваля.

К команде в числе прочего предъявляются такие требования, как опыт по организации подобных киномероприятий от 5 лет и квалифицированный персонал. Дедлайн конкурса — 4 апреля.

Что это значит?

Фактически это значит, что международный кинофестиваль до апреля находится без дирекции. То есть подготовка к юбилейному, 25-му «Лiстападу» не ведется полным ходом, а даже еще не началась. И после окончания конкурса с организаторами фестиваля заключат договор на проведение ровно одного кинофестиваля. И прекратит действовать документ после завершения «Лiстапада-2018», опять оставив тот бесхозным.

Почему конкурс на проведение кинофестиваля может ему навредить?

Организация кинофестиваля в построении процессов не похожа на организацию разового концертно-зрелищного мероприятия. Дирекция фестиваля работает круглый год, зачастую ведя переговоры о гостях и фильмах — участниках конкурсов за год и даже за пару лет до мероприятия. Простой пример: обсуждение ретроспективы литовского кино, которая прошла в рамках фестиваля в 2017 году, началось два с половиной года назад.

Кроме того, международный кинофестиваль должен регулярно участвовать в мировых кинопроцессах — быть представлен на кинорынках и фестивалях. Это невозможно сделать, если дирекция фестиваля работает на основе ежегодного конкурса и каждый раз ее выбирают заново. Исходя из предложения Минкульта дирекция начнет работу не раньше апреля. При этом пропустив два самых крупных кинофестиваля и кинорынка — Берлинский (который проходит в феврале) и Каннский (который проходит в мае, но аккредитацию на который получают уже с января). То есть участие главных мировых фестивальных премьер с этих форумов в «Лiстападе-2018» становится под вопросом.

Дальше: в случае, если дирекция фестиваля не работает непрерывно круглый год, а, по условиям конкурса, «сдает» проект после окончания фестиваля, становятся невозможными договоренности, которые минский кинофестиваль заключает с иностранными партнерами заранее и наперед. В такой ситуации вместо свежих фестивальных премьер на белорусский фестиваль будут приезжать фильмы двухлетней (и более) давности.

И наконец, бюджет, предусмотренный министерством, равняется 350 тысячам рублей. В прошлом году бюджет фестиваля составил 670 тысяч рублей (для сравнения: фестиваль в Вильнюсе стоит 450 тысяч евро, а, скажем, в Карловых Варах — 4 миллиона). Но и эта сумма — 350 тысяч — поступит на нужды фестиваля не сразу: 40% во втором квартале и еще 30% — в третьем. Остальное — по окончании.

Любопытно, что прошлогодний бюджет «Лiстапада» примерно на 30 процентов ниже бюджета, скажем, 2010 года (который составил 1 млрд 400 миллионов рублей, или около 920 тысяч рублей в эквиваленте на 2018-й год). Хотя, казалось бы, чем крупнее становится фестиваль, тем больше средств ему должно выделяться.

А как это должно работать?

Мировая практика бескомпромиссна: дирекция международного кинофестиваля должна работать круглый год и меняться не стихийно, а преемственно. На последнем Берлинале широко обсуждался уход художественного и исполнительного директора Дитера Косслика, который руководил форумом на протяжении 17 лет — столько длился договор команды Косслика и берлинского правительства. Столь длительное сотрудничество — частая практика на крупных фестивалях. Программные директора становятся лицом форума, формируют его концепцию и имидж в мировом фестивальном движении. От их имени ведутся переговоры, их выбор и профессионализм обеспечивают репутацию конкурса.

Но интересно еще вот что. Когда стало понятно, что 2018-й год для Косслика на Берлинале последний, сразу объявили, что в следующем году фестивалем будут руководить два директора — новый и старый. Для Европы это необходимая и нормальная практика — преемственность и передача дел. Все понимают, как сложно устроен процесс организации фестиваля и как просто разрушить все, что так долго создавалось предыдущими командами. К слову, на Каннском кинофестивале более семи лет работало два программных директора — долго уходивший в отставку Жиль Жакоб и его преемник Тьерри Фремо.

Почему тогда у нас так не получается?

Согласно закону Республики Беларусь от 13 июля 2012 г. № 419-З «О государственных закупках товаров (работ, услуг)», государство обязано проводить конкурс на закупку культурных мероприятий с государственным финансированием. То есть пока фестиваль «Лiстапад» финансируется Министерством культуры, его дирекция должна выбираться путем конкурса.

А кто последние годы организовывал «Лiстапад»?

Учредителями фестиваля являются Министерство культуры и Минский городской исполнительный комитет при участии Белтелерадиокомпании, Национальной киностудии «Беларусьфильм», Белорусского союза кинематографистов. Организацию фестиваля — то есть все действия, связанные с составлением программы, переговорами, приглашением гостей, формированием жюри, работой с площадками, волонтерами и т.п. — словом, все функции фестивальной дирекции — с 2010 по 2017 год выполняет «Центр визуальных и исполнительских искусств «Арт Корпорейшн». Команда «Арт Корпорейшн» помимо «Лiстапада» известна проведением в Минске театрального форума «Теарт», ежегодной ретроспективы японского кино, а также прокатом авторских фильмов в рамках программы ««Лiстапад». Коллекция».

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Известно, что в 2011 году «Лiстапад» получил аккредитацию Международной федерации ассоциаций кинопродюсеров (FIAPF), фактически став международным кинофестивалем наряду с другими более или менее известными форумами от Берлина, Канн и Венеции до фестивалей в Вильнюсе, Варшаве и Москве.

Также пару лет назад минский фестиваль обзавелся индустриальной панелью — площадкой, которая позволяет питчинговать белорусские кинопроекты, презентовать их для зарубежных кинематографистов, искать финансовую и другую поддержку для местного национального кино.

Кроме того, в 2017-м году белорусские кинокритики вступили в Международную федерацию кинопрессы ФИПРЕССИ.

Подобные изменения возможны только в том случае, если работа над фестивалем ведется в течение всего года непрерывно. В противном случае ни о каком членстве в международных федерациях и ассоциациях не может быть и речи, а это откатит фестиваль на семь-восемь лет назад, когда приставка «международный» на практике означала только участие фильмов из разных стран.

И что, выходит, решения проблемы нет?

Есть. Дело в том, что закон не запрещает специализированному ведомству инициировать изменения в законе, если они поспособствуют развитию как отдельного фестиваля, так и отрасли в целом.

Однако новый министр культуры Юрий Бондарь на коллегии отметил, что «в 2018 году потребуется радикально изменить подходы к формированию программ «Лістапада», и в первую очередь национального конкурса, организаторы которого в немалой степени поспособствовали смещению акцентов в представлениях о белорусском кино».

Отметим лишь, что с каждым годом фильмов в национальном конкурсе становится все больше, и они получают уже не просто вежливую, а зачастую восторженную оценку экспертов. Возьмите победителя национального конкурса прошлого года фильм «Завтра» Юлии Шатун. Картину, которую буквально на днях включили в лонг-лист премии «Восток-Запад. Золотая арка» (награда Конфедерации союзов кинематографистов, куда входит 12 бывших союзных республик СССР). А теперь вдумайтесь: белорусское — среди 34 таких выдающихся фильмов как победитель Берлинале «О теле и душе», победитель «Кинотавра» «Аритмия», участники Каннского кинофестиваля «Теснота», «Нелюбовь» и далее по списку. То есть если смещение акцентов и произошло, то в сторону качественного конкурентоспособного фестивального кино. Что сейчас нужно не растерять и укрепить.

Ладно, все понятно, но жмых и тара при чем?

На официальном сайте по государственным закупкам размещена информация обо всех закупках, проводящихся государством. Международный кинофестиваль «Лiстапад» в списке соседствует с закупками, скажем, рапсового жмыха и деревянной тары. Занимательная классификация.

Все фильмы онлайн
Все фильмы онлайн
Все фильмы онлайн
0062762