Екатерина Смотри сейчас!


/

Недавно в британской газете The Guardian вышла статья режиссера Марка Казинса про кинофестиваль о правах человека Watch Docs Belarus, который проходил в Минске с 5 по 13 декабря. В тексте документалист рассказывает, что организовывать такой фестиваль в Беларуси непросто — приходится «противостоять репрессиям», в том числе со стороны КГБ. Узнали у организаторов феста, так ли это.

Фото: Марк Казинс
Снимок с открытия Watch Docs Belarus 5 декабря. Фото: Марк Казинс

Британец Марк Казинс приехал в Беларусь, чтобы представить свой документальный фильм «Атом» и провести мастер-класс. Режиссер был впечатлен «антигламурным» открытием Watch Docs Belarus: без красной ковровой дорожки, но с накинутой на экран черной завесой — и решил написать о своем визите в нашу страну. Но в итоге в его материал вошли не только сводки с открытия: в статье автор называет Беларусь лесной страной, где господствует авторитаризм, где есть смертная казнь и где КГБ репрессирует культурные инициативы. Публикация вышла под заголовком «Ядерные кошмары: белорусский кинофестиваль противостоит репрессиям».

Свой фильм «Атом» с антиядерным посылом Марк согласился показать в Беларуси, потому что она, по словам режиссера, больше других пострадала от чернобыльской аварии. Казинс пишет, что первоначально организаторы Watch Docs Belarus планировали показ его фильма в кинотеатре. Но, поскольку это государственный кинотеатр, КГБ якобы предотвратил его показ. «Планом Б» был коллективный просмотр картины в каком-то атмосферном месте — например в бомбоубежище. Но и эта идея не воплотилась в жизнь. Казинс даже засомневался, будет ли его картина вообще показана в столице.

Эта неопределенность и в целом атмосфера несвободы в стране потрясла режиссера:

— В первую ночь мне было страшно в Минске, — делится Казинс. По его собственным признаниям, его преследовали тревожные сны, которые будто повторяли сюжет «Процесса» Кафки, где в спальню Йозефа К. врываются незнакомые и уводят его.

Свои сны режиссер называет «ядерными» кошмарами (вероятно, Марк подразумевает возможный взрыв на строящейся Белорусской АЭС. — Прим. ред.). Такие сны были у него и раньше, еще в 80-х, но с концом холодной войны они прекратились.

По итогу показ фильма британца все-таки состоялся: 7 декабря его показали в частном культурном хабе Ok16. Марк передает, что на представлении ленты директор Watch Docs Belarus Татьяна Гацура-Яворская сказала, что планировалось «показать этот фильм в более благоприятном месте, но „трехбуквенная организация“ не позволила этому случиться». При этом Марк резюмирует, что КГБ боится «ясности мысли, серьезности и воображения» белорусов.

Фото: facebook.com/watchdocsbelarus
Марк Казинс во время своего мастер-класса в Минске в киношколе-студии Андрея Полупанова. Фото: facebook.com/watchdocsbelarus

AFISHA.TUT.BY обратилась к основательнице кинофестиваля о правах человека Татьяне Гацуре-Яворской, которая непосредственно общалась с Марком Казинсом. Мы попросили ее уточнить, с чем на самом деле были связаны проблемы с поиском площадки для показа «Атома». Она согласилась дать комментарий, но только письменный и при условии, что мы опубликуем его полностью. Вот что пишет Татьяна:

— Колонка Казинса на The Guardian — это впечатления человека из свободного общества. Я думаю, что мы уже давно — словно лягушки в воде, которую нагревают постепенно, по градусу, и нам-то происходящее вокруг перестает быть кошмаром, которые снятся Казинсу. Он свободно въезжает в страну, но тут узнает, что люди, не представляющие опасности для общества, сидят на сутках по две недели, или слышит факты о мирных протестах, за которые дают штрафы, или узнает о смертных приговорах, которые ежегодно приводят в исполнение. Для него это шок, а не норма. Опровергать или давать оценки рефлексии, считать ее правильной или нет — очень глупое занятие.

По поводу КГБ — своим вопросом вы ставите меня в положение, когда я должна либо «сдать» настоящих или потенциальных партнеров, чтобы проверить мои слова, либо подтвердить слова Марка. В то же самое время так называемое кураторство КГБ — это секрет Полишинеля. Все, кто имеет публичные площадки, сталкивались с этим не раз. Вы можете спросить у «Легалайз Беларусь» или квир-сообщества, насколько просто им найти помещение для своих мероприятий. Можно также вспомнить, сколько раз переезжали «АРТ-сядзіба» в начале своей деятельности (каждые один-два месяца с ними расторгали контракт) или ЦЭХ, когда он был на проспекте Независимости и им взвинтили аренду.

Но, конечно, никакой письменной бумаги, что за этим стоит именно КГБ, никто вам не покажет. Личный мой опыт: договоренность на аренду с частным лицом, передача задатка, затем возврат задатка со словами «вы же сами все понимаете». Случай из региона: в день показа приезжали на площадку, говорили, что не стоит показывать фильм с якобы запрещенной символикой (у нас был фильм про неонациста), но хозяин делал показ, а через полчаса приезжала инспекция и давала штраф его магазину. Сама я не вправе опубличивать площадки без согласия владельцев подтверждать эту информацию, а также осознаю негативные последствия комментария. Но кто не знает о таких ситуациях?

Фото: facebook.com/watchdocsbelarus
Снимок использован в качестве иллюстрации. Фото: facebook.com/watchdocsbelarus

Так что Марк Казинс уловил главное и основной посыл отразил верно, но есть неточности, которые для читателей The Guardian не имеют значения. Например, Марк пишет, что запретили показ фильма, и совсем не уделяет внимания, почему и в какой форме показ планировался.

Мы обсуждали сразу два варианта: показ его фильма в бомбоубежище (или чем-то похожем) или в кинотеатре. По нашей задумке, и на самом деле для нас это был «план А», мы должны были сделать показ в бомбоубежище или подвале, стилизованном под «произошел взрыв после запуска БелАЭС». Публикации в СМИ «а что если», люди в противогазах, санобработка пришедших, запасы еды и воды, в идеале хотелось совпасть по дате с реальным запуском. Но для Марка, жителя Британии, нет никакой разницы между этими двумя формами — показ или показ-протест, — поэтому он и не выделяет форму, для него важен сам факт: реализовать не удалось.

После того как нам не дали это организовать и мы получили окончательное объяснение почему (конкретное упоминание этой структуры в разговоре с чиновником), я написала Марку, что 90% кинотеатров страны принадлежат государству и, раз мы привлекли внимание этим показом, не стоит делать это в партнерстве с госструктурами. Так что мы отказались от реализации своих планов и провели показ и встречу с ним без всякой протестной риторики в альтернативном пространстве.

Жаль, что условия работы гражданского общества часто остаются на втором плане и попадают в фокус внимания СМИ после публикации в The Guardian. А рефлексия Марка — хороший шанс задуматься про градус воды, в которой мы варимся, — подытоживает Татьяна.

Полный график кинопремьер Минска

Читайте также

Кадр из фильма: предоставлено режиссером
Стали известны шорт-листы «Оскара». Результаты вряд ли порадуют белорусов
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
«Ну вы же сами все понимаете». Белорус снял фильм об искусстве ЖЭСов — и вот он в прокате